мечтательный

Vestri tergum est albus

Метки на ракорде

Previous Entry Share Next Entry
И снова о труде - 2
Хорошо в пустыне летом...
agnostus
Продолжая историю о трудовой карьере, пара слов об условиях труда, принятых в нашем районе. В Израиле существуют различные системы оплаты труда, наиболее распространена здесь почасовая оплата. Оплата по ставке идет за девять часов в день, сверх того - сверхурочные 125% и 150% (начиная с третьего часа), но не более двенадцати часов в день. Шестой день в неделю оплачивается из расчета 150%, но при условии, что выработаны 45 обязательных часов, или были официальные выходные (отпуск). Выходные начисляются из расчета один день за месяц работы, дни оплаченного больничного - полтора дня за месяц. Проработал месяц - болей день и половинку, полгода - девять дней. Оплата больничного хитрая: первый из официальных дней не оплачивается, второй и третий по 50%, дальше по ставке девять часов. На самом деле математика более сложная, но лучше не болеть. Короткие недомогания оформлять невыгодно)).

Для работников, работающих больше года, начисляются пицуим - выходные пособия, и выплачиваются деньги "на оздоровление". На самом деле сколько предприятий, столько и систем, но, в общем, все примерно одинаково. Контроль рабочего времени осуществляется либо различными хитрыми устройствами, от обычного картомата, до сканера сетчатки на входе-выходе, учет времени может быть почасовой или поминутный, а может не быть его вовсе. Сейчас, допустим, никто мое время не считает, я сам отчитываюсь о переработках, так сказать "на доверии".

В конце месяца работник подписывает ведомость рабочего времени, на основе которой и рассчитывается зарплата. С зарплаты удерживается соцстрах, медстрах (не имеет отношения к добровольной медицинской страховке), подоходный и пенсионные отчисления. Подоходный прогрессивный, и может быть очень большим, но я его ни разу не платил: сначала, первые полгода, как новый репатриант, потом как житель поселка близлежащего к сектору Газы.

На местных предприятиях сотрудники четко делятся на две группы: квалифицированный персонал - люди с местным или подтвержденным профильным образованием, достаточно высокооплачиваемые, и пушечное мясо, к которому отношусь и я: работники из социально-уязвимых страт: бедуины, суданские гастарбайтеры, новые репатрианты, главным образом "русские". В Израиле права работника очень качественно защищены, но "пушечное мясо" об этом не знает, или стесняется свои знания применять, часто становясь объектом разной степени неаппетитности манипуляций со стороны менеджмента. Получая зарплаты, близкие к минимальной, мы часто попадаем в ловушку сверхурочных. Балабаи (бааль абайт - хозяин дома, начальник) так и говорят при найме: платим мало, но даем заработать на сверхурочных, ночных сменах и работе по шабатам. На выходе можно действительно получить сносные деньги, но понятно, что это просто рабство.

Однако вернемся к нарративу. Покинув слесарку в Цэелиме, я перебрался в гараж в мошаве Йеша, специализирующийся на починке сельхозтехники, помощником всех, за 30 шекелей в час, что казалось мне просто упоительным после Цеэлимских 27. Там я занимался сборкой и разборкой различных механизмов под руководством очаровательного чернокожего механика Махди, суданского гастарбайтера. Действительно отличный парень лет тридцати, самого субтильного габитуса. За месяц, что я там работал, я немного сообразил, как устроен трактор, но не более. В основном моя работа описывалась следующими словами: Дима, открути вон те болты, они прикипели, а когда управишься, поменяй масло, фильтры и свечи вон у того трактора. Потом колеса вот у этого прицепа, потом подвесь на подъемник трактор номер три и попробуй его располовинить, чтоб добраться до сцепления. Причем трактора, которыми мы занимались, - ветераны кибуцного и мошавного движения, у которых ни запчастей оригинальных, ни сервиса, да и производитель давно прекратил быть.

Командовал парадом дед семидесяти с гаком. Личность героическая - кавалер высших военных наград Израиля за Шестидневную войну, харизматичная и несколько вздорная. Большую часть дня он сидел у входа в гараж и курил большую сигару, беседуя с многочисленными мошавными старичками, и ядерно торгуясь с заказчиками. Иногда он прерывался, чтобы, подкравшись к нам с Махди, надавать нам по репе, за какую-нибудь механическую глупость.

Четвертым в нашем коллективе был сын хозяина, сорокапятилетний возвращенец из Ирландии, через слово частящий «эту страну» (Израиль), реставратор мотоциклов и очень хороший человек.

Мне уже начинало нравиться, но внезапно выяснилось, что ребята рассчитывали на возврат части моей зарплаты по линии министерства абсорбции (в первый год за новых репатриантов откатывают до 75% зарплаты), но этот номер не прошел, а финансовое положение нашей механической богадельни оставляло желать. В итоге, отработав месяц, я оказался вновь безработным. «В лоб, и без выходного пособия».

***Продолжение следует***

  • 1
Было упоминание о Шестидневной войне - так у меня ассоциации, глядя на эту картинку, именно с названием "Шестидневная война". Можно просто Война :)

Для полноты картины - на нашем заводе в шабат платят 200%, причем проценты набавляют, невзирая на то, что я не нарабатываю 45 часов. Просто по времени - за праздники, шабат и сверхурочные

  • 1
?

Log in