мечтательный

Vestri tergum est albus

Метки на ракорде

Previous Entry Share
Будем здоровы
мечтательный
agnostus
Неприятность произошла на девятый день месяца Рамадан, когда правоверные постятся от рассвета до заката, укрепляют себя молитвой и творят добро. У нас шел одиннадцатый день сивана — то ли первого, то ли второго месяца лета - в пустыне не поймешь, когда евреи ничего сногсшибательного не делают, да и раньше не делали, что нехарактерно.

Момент удара я запомнил очень хорошо. Ярко-синее небо утренней пустыни, близкий ряд ограждений египетской границы, трое тайских гастарбайтеров, расслаблено, но изображая позой готовность, ожидающие моих указаний, все это разом кувырнулось через голову, удар обжег губы и я покатился по песку. Остановился, зафиксировал горизонт, тайцы отдалились, граница приблизилась, небо осталось на месте. Выплюнул осколки зубов, заметив как густо они замазаны в крови, и поднялся. Покрутил головой, подвигал челюстями, убеждаясь, что серьезно ничего не сломал и сфокусировал глаза на бегущих ко мне, и что-то кричащих на бегу Саиде и Орене. Что они кричали я не слышал. Я слышал пение освобождающегося из под нагрузки металла, и радовался, что сфокусировался сразу и точно. Это давало надежду на то, что серьезного сотрясения нет.

Трактор зацепил самоходную лейку за стягивающую арматуру, переломил магистральную трубу и завалил всю конструкцию на бок. Отцепить поврежденный сегмент мы не смогли, и стали разбирать его на месте, и в момент, когда я выбил один из крепежных болтов напряженный и скрученный стальной прут освободился, и описав сложную дугу, врезал мне по зубам. Винить кроме себя было некого. Какой спрос с бедуина, который изучает мир по наносимым этим миром ударам? Но я-то, человек с высшим инженерным образованием, ну ладно, скорее естественно-научным, я то знал, что такое торсионное напряжение.

И вот так никого не виня, я стоял и ждал Саида и Орена. У тайцев на лицах не дрогнул ни мускул - вот они соседи самураев! Что говорил Саид мне было не очень интересно, Орена я и так понимал, он спрашивал все ли в порядке. Ненавижу этот вопрос. Обычно его задают, когда бритому ежу понятно, что ничего не в порядке, и спрашивают как раз того, у кого это все не в порядке, бессознательно пытаясь уйти от еще неочевидной ответственности.

Я попытался улыбнуться, что ничего мол, жив еще но это их как-то не вдохновило. Орен развернулся и припустил к краю поля. Саид сказал: "Дима, у тебя второй рот", и потащил меня к машине. Он запихал меня в джип, вручил мне в качестве кровоостонавливающего рулон туалетной бумаги, и медленно повел машину на пониженной передаче по рыхлому песку вслед Орену. Тот, тем временем, добежал до своего транспортного средства и деловито рылся в аптечке. Рядом с его огромным доджем наша тойота выглядела яхтой рядом с танкером. Это я не ради лишней метафоры говорю, это так - иллюстрация того, о какой чуши я думал в данный момент.

Дальше время несколько подускорилось, думать стало некогда. Да и трудно думать когда нужно разговаривать с врачами и клерками от Авшалома до Беэр-Шевы на полузнакомом святом языке, да еще когда у тебя два рта, и оба фонтанируют кровью. Нет, не совсем так, когда я говорю на иврите, я сначала думаю по-русски, потом перевожу мысль на "простой русский", а потом перевожу это на доступный мне иврит. При этом более или менее точно выразиться на иврите не главная проблема. Гораздо труднее понять ответ. Дети различных языковых сред притащили с собой свои акценты и грамматические ошибки, которые на языках их матерей были грамматическими нормами. Современный разговорный иврит - сущая лингва-франка времен первых крестовых походов. Так что в эти минуты я думаю, скорее о прикладной лингвистике, чем о более сложных и абстрактных материях.

В приемном покое беэр-шевской "Сороки" было суетно. На Юге идут военные маневры, и солдат привозят как с поля боя - много. Плюс у потерявших концентрацию от поста бедуинов много бытового травматизма, плюс прочие. Запомнилась небесной красоты девушка-пограничница с перевязанной головой, которую беспрерывным потоком навещали сослуживцы. Интересно кто в этот момент охранял замок на границе? Причем визитеры повышались в звании, последним кого я видел был эфиоп средних лет, конгениальный пациентке по красоте с капитанскими погонами (пакад?).

А врач как-то все не шел. Прикрепленный ко мне медбрат, раз в четверть часа стремился меня утешить и сообщал, что вот-вот, и сестра на посту напротив, миленькая, чуть запуганная, из "соблюдающих", раз в двадцать минут меряла мне давление. В какой-то момент ожидания, они решили меня развлечь и сгоняли на томограф, вкатив на дорожку прививку от столбняка.

Слоняясь по коридорам и приемному, я вспоминал все свои предыдущие производственные травмы и заболевания, и думал, что каждая из них меняла мою карьеру и жизнь. Только фотографический алкоголизм не мог меня сдвинуть с избранной стези… И в итоге я одновременно бросил пить и жить в России. Тоже вроде последствие.

Доктор оказалась относительно молодой, харизматично хрипящей, с русским прошлым. Она поставила мне анестезию, от которой я взвыл, и зашила губу саморассасывающимся материалом, который мне очень мешает жить. До сих пор не рассосался. Еще несколько часов ожидания (о, я это умею) и меня принял эскулап по челюстям, который меня заверил в целостности моих таковых, и по моему настоянию, актировал мне кроме сломанных все те зубы которые я и ранее хотел починить. Пировать так пировать!

(Продолжение следует)

  • 1
Ппц. Новая жизнь, в натуре. Дим, моя подержка.

Даваще. Опыт любопытный

Нам предстоит набираться опыта до тех пор, пока не умрем. Я даже не знаю, что тут сказать.
Здоровья тебе, дорогой. С настроением, насколько это возможно, всё в порядке :)

Гриша сказал "Хорошо, что фотки нет". Раз пишешь, значит пациент скорее жив, чем мертв :)

ой, фига-се! ДмитрийБорисыч... сочувствую...
не знаю, что сказать. хорошо, что обошлось "не сильно сложными" травмами.
слава Яхве, что жив! а шрамы... что шрамы...
очень скучаю.
спасибо за поздравления! ))
всем твоим - привет!!!

поправляйся!!! Привет челюсти))

  • 1
?

Log in