мечтательный

Vestri tergum est albus

Метки на ракорде

вечные ***
мечтательный
agnostus
Я год с лишним в Стране. Я отучился в умеренно бессмысленном ульпане, поработал в слесарной мастерской, сейчас перемещаюсь в тракторный гараж, переехал из кибуца в мошав, завел кое-каких знакомств... На вопрос "как дела?" бодро отвечаю "живем!", и это наверное самая правдивая правда.

Я расстался с друзьями, родными, дорогим моему сердцу Городом, культурой в которой я вырос, но сегодня, я достаточно осознанно могу сказать, что не вернусь никогда. Я могу перебраться в Грецию, на Кубу, в Штаты, на Кабо Верде, но назад — едва ли.

Пресловутое "понижение социального статуса", о котором писал в своей смешной статье об эмигрантах Д. Быков, меня несомненно коснулось, но не задело. Да мой статус, как и заработная плата, предельно низки, но мне хватает на хлеб и крышу, я учусь делать новые, непривычные вещи, а это - главный бешеный кайф.

Год назад мой сын сказал, что он хочет так выучить иврит, чтоб в нем и не подозревали нового репатрианта, и он очень приблизился к решению этой задачи. Я отчаянно пытаюсь его догнать, но безнадежно отстаю:), и это меня даже не очень расстраивает. Моя задача другая, сравнять качество выражения себя на иврите с таковым на русском. Пусть с акцентом и грамматическими огрехами, но язык должен стать емким, густым и исчерпывающе ясным. Для прочего - корректор. Ну и да: вернуть английский, выучить испанский. Это сугубо личное, что-то вроде татуировки, которую не всем покажешь:).

А потом, ничто в моей новой жизни для меня не закрыто: я всерьез рассматриваю возобновление фотографической карьеры, но без кредитных игр и работы по дешевке, а могу отправиться в поселения, отстаивать задницей право евреев на эту землю, а могу таки найти возможность включиться в освоение южного Негева или Аравы.

Дружба — прекрасно, любовь — замечательно, но и сами мы, и благодарные потомки судят нас не потому, с кем мы дружили, не потому кого мы любили, и даже не потому, кем были любимы (хотя, для меня фраза, например: "Его любила Лайза Минелли" - не пустой звук:)), а потому, что мы сделали.

И передо мной огромное поле для делания. Оно было и раньше — это поле, но признаюсь, не было не то, что уверенности, надежды не было на то, что я допашу хоть и единую борозду. Теперь же нет и сомнений в том, что стоит приступить:))

Genius Loci
мечтательный
agnostus
Этого скрипача я купил на рынке в Кракове. Живых евреев там не осталось, но деревянные еще приносят злотые. Я всегда в нежно любимой мной Польше испытывал какое-то двойственное чувство: с одной стороны мне там очень хорошо и комфортно, а с другой – тревожно, какой-то пронзительной тревогой.

Гений места. Он помнит больше чем живые, живущие там люди.

Есть места, чей гений просто гонит меня оттуда. Вроде Каунаса. Насколько отлично в Вильнюсе, настолько в Каунасе непокойно.
А есть места, в которые мне нет хода вообще. Например Львов. Мне могут что угодно говорить о радушии и евроцентричности львовян, но я никогда не отделаюсь от мысли, что эти люди — потомки погромщиков 1941. Это дети тех людей и их внуки, некоторые из них живут в домах зверски убитых соседей.

Наверное, те люди воспитали своих детей в духе гуманистических ценностей, и внуки тоже гуманисты и либералы, и свидетелей живых уже почти нет, но я никогда, ни из туристического интереса, ни из деловой надобности туда не поеду.

Ну, впрочем, никто и не зовет.

Синопсис. Огонь!!! Израиль как он есть. Даром в шоке.
мечтательный
agnostus
Спецом для Паши Фоминенко paulochiller.
***
Главный герой -– русский репатриант, начинающий слесарь в кибуцной слесарке. Работает в паре с опытным сварщиком-бедуином, пониженным в должности из-за проблем с наркотиками. Напарники выполняют низкооплачиваемую, малопрестижную работу по сборке контейнеров для неведомой фигни. Коллеги относятся к ним с пренебрежением: один – наркоман, второй говорит на ломанном иврите. Бедуин вообще не говорит, предпочитая язык жестов. Переодически между напарниками случаются производственные конфликты: как быстрее собрать контейнер, как меньше затратить материала, и т.д.

Дело происходит в одном из кибуцев, неподалеку от сектора Газы.

Внезапно ХАМАС совершает нападение. По многочисленным тунелям на территорию регионального совета Эшколь прорываются зомби. Боевые части бригады "Гивати", бойцы-пограничники отступают, смущенные необычными боевыми качествами противника (не дохнут), мирные жители эвакуируются в Араву. Только напарники, увлеченные производственной ссорой не замечают происходящего. Ворвавшиеся в цех зомби окружают героев, и те отбиваются спина к спине, автогеном и девятидюймовой болгаркой. Причем выясняется, что и тот и другой инструмент клево режет зомбям шеи, от чего те и затихают.

Герои понимают, что на них свыше возложена миссия. Некоторое время они скитаются по окрестностям. Автоген они питают баллонами бытового газа, а в качестве источника кислорода пользуют кислородные подушки, во множестве взятые в районном доме престарелых. Бедуин в силу щуплого телосложения бьет врага автогеном, в то время как его более могучий напарник таскает баллоны и кидает в зомбей отрезные диски для болгарки, срубая их поганые бошки. Иногда они заманивают зомби в поселки и устраивают резню болгаркой, причем русский пердолит гадов девятидюймовыми дисками, а бедуин бегает с удлинителем от розетки к розетке, снабжая напарника электричеством.

На развалинах датишного мошава герои встречают пожилого хасидского ребе, который объясняет им, что это не просто зомби, а останки египетских солдат, погибших в войнах Израиля, и оживленных группой прогрессивных египетских офицеров с помощью какого-то носферату из верхнего царства, невмерущего жреца Тота, со времен Исхода из Египта, антисемита-жидоеда. Ребе таскает с собой огромный свиток Торы, в случае опасности извлекая оси свитков и, демонстрируя хасидское кунг-фу. Зомби не дохнут но озадачиваются.

Напарники с равом следуют в столрону перехода Рафиах, чтобы на пасть на след жреца, и на покинутой военной базе встречают небесной красоты солдатку – механика-водителя неисправной "Меркавы". Матерью девушки была марокканская еврейка, папа- эфиоп. Напарники починяют танк и вся компания врывается на Синай. После эпического, победоносного сражения с зомби им удается пленить египетского отставника-заговорщика, который говорит им, что искать жреца следует на Ассуане.

Танк идет через Синай, причем бедуин демонстрирует прекрасное знание танахического иврита, вступая с равом в религиозную полемику, не смотря на мнение РАМБАМа о невозможности таковой с мусульманами. Попутно выясняется, что штраймл рава – живой енот. Хайелет начинает испытывать к русскому оле романтическое чувство, но тот стесняется своей галахической неполноценности, необрезанности и татуировки от левого колена до пупка, изображающей трахающихся карликов.

Паша, не могу больше. Давай уже, вливайся. Хватит в Лемболово снимать.

Полет нормальный
мечтательный
agnostus
Эммигранский дискурс он такой - биполярный про еду и любовь к Родине. Второй полюс вариативен - Родина может быть оставленной и обретенной.

Про еду:

С кибуцем не сложилось, квартирный вопрос все испортил. Нас попросили, причем вполне неэлегантно. Спасибо тем кибуцикам, которые частным образом нас поддержали и помогли с переселением. В целом, некоторое разочарование. Я подозревал, что в старых кибуцах давно не осталось сионистского задора, но тут как-то совсем не осталось. Впрочем, Цеэлим все равно прекрасен.

Мы переехали в мошав Эйн Хабсор. Живем в апартаментах, которые вдвое больше нашей питерской квартиры. Трудно пока оценивать место и компанию, но непосредственная соседка очень мила, а хозяин дома, хоть и смахивает на П. Мамонова времен "Иглы" и "Такси блюза", решает проблемы быстро и эффективно.

Работаю попрежнему колхозным слесарем, но начинаю подумывать, что игра "Мартин Иден наоборот" начинает утомлять. Пора немного переменить планиду. В первую очередь, становится скучновато, а потом немного не хватает денег. Точнее хватает, но хочется большего.

Про любовь:

Я попрежнему в восторге от людей местных и от того как устроено государство. Беня тут посещает с целями тестирования Университет Бен-Гуриона в Беэр-Шеве. Там прекрасно все, от ж.д. платформы до центрального кампуса. Где мои 16 лет?  Я бы поучился. Государство, которое постоянно воюет, и которое регулярно подбадривают террактами... Охранник на входе досмотрел рюкзак, нежнейше попросил удостоверение личности и пожелал приятного времяпровождения. В свою Alma Mater  я даже войти не смогу, это — для сравнения.

Итог:

Мне здесь попрежнему нравится. Я чувствую себя абсолютно на месте. Романтический сионизм закаляется корчагинской крепостью. Посижу еще в Негеве, и тронусь в Араву.

(no subject)
мечтательный
agnostus
В стране живем год. Все еще на чемоданах, но без паники. Пообвыклись. Ретроспективно теперь, некогда было толком писать.

*
Кибуцная адсорбция - это смешно. Живешь себе в санатории, как-бы учишь язык, и очень боишься, что завтра закончится корзина (пособие полугодовое для репатриантов), и все, надо как-то устраиваться, где-то работать, а ничего не понятно и все очень страшно. Кибуцникам на репатриантов искренне наплевать. Ну новые "чебурашки", через пол года уедут, смысла знакомиться нет. Половина здоровается, половина нет. Амбивалентно, это ничего не значит. Мы равно безынтересны и тем и другим.

**
Весь год думаю о дворниках-таджиках: мы судим их по их неграмотной речи. Но язык им неродной. То, что они родились не вчера, и среди них могут быть специалисты по медицине и поэзии Фирдоуси нам в глаза не бросается.

***
Здесь какая-нибудь юница-кобылица, говорит со мной высокомерно, как умеют только юные. Весь я для нее - это мой ломанный иврит. Вся моя жизнь, интеллект и образование ей в глаза не бросаются. Смешно и грустно.

****
Очень важно понимать, что выбор очень прост: или вписываться в русскую общину и экономику, либо по-началу расстаться со всей биграфией, начисто.

Так, потихонечку.
мечтательный
agnostus
Коллега на работе говорит: "Весь смысл адсорбции заключается в том, чтобы доставить тебя в пустыню и вынудить работать за еду. Приятное обстоятельство - если ты не дурак, и руки не из жопы - еда будет вкусной, а если есть порох и немного удачи, так еще и будет оставаться:)."

***
За те три месяца, что я учу иврит строго самостоятельно, по собственной какбе программе, я пришел к выводу, что ульпаны "алеф" - это система трудоустройства израильских гуманитариев. Я достаточно образованный, в том числе и методически, человек, для того чтобы уверенно заявлять: то чему, и то как там учат, не дает ни базы для дальнейшей учебы, ни разговорного минимума (пардон за пунктуацию).

***

Три дня выходных. Два насыщенно. В четверг поехали в Ашдод с авантюрной идеей повидаться с финами у которых жили по пути в Израиль. Им выделили в их паломническом туре три часа на пляже. Прибыли мы в Ащдод "на деревню дедушке", сами финские товарищи не очень представляют где они, а мы начали с того пляжа, на котором бывали (пляжей там несколько). И первыми же увидали Юлию Лазаревну и Макса Михайловича, те заверили нас в том, что искать людей на пляже гиблое дело, но любезно довезли до центрального, где мы нашли искомых прямо у входа.
Обратно нас забрали в дом, куда так же доставили физическое тело Льва Максовича, и где мы по-домашнему отметили День Независимости. Тремп-поезд-поезд-тремп также прошли небесно гладко.
В пятницу ребята из Гвулота зазвали нас на пляж в Зиким, купаться, пить пиво с рыбой из реки Иртышь (!), есть арбуз, любоваться закатной Газой. Утром я успел также накинуть 60 с хвостиком по хоз. делам.
Сегодня овощи. Завтра начинается достаточно тяжелая неделя, решили, что имеем право на разложение.

שלוש ארבע ולעבודה || три-четыре на работу
мечтательный
agnostus

הבוקר בא, הבוקר בא, אז תגיד תודה

שלוש ארבע, שלוש ארבע ולעבודה


Вынесенные в эпиграф строки из песни Арика Айнштейна (“Наступило утро, так скажи “спасибо”, и три-четыре — на работу”) вполне соответствуют нынешней биографической загогулине.

С первого мая (символично) мы с Альфией вышли на работу. Я в местный “Технический центр”, она в школу реабилитационного центра для детей с особенностями развития. Я подмастерье всех и менеджер по швабре (на ивроаравите - балабай мататэ), она помощница учителя-воспитателя в коррекционных классах.

За Афю дальше писать не буду, захочет - сама расскажет, продолжу за себя. Наш центр - на самом деле небольшая механическая мастерская, вполне похожая многие те, что показывают по каналу “Дискавери”. В ней не только паяют-починяют, но и разрабатывают и создают различные механизмы для сельхозработ и не только. Есть заказы, отданные на субботряд крупными заводами, которым невыгодно возиться с неконвеерной машинерией.

Работают десять человек Гиль — управляющий, инженер-проектировщик, токарь-многостаночник и т.д.; Алон — прораб, мастер цеха, сварщик, слесарь и т.д. русский мужик Сергей — все в одном и абсолютно золотые руки, практически ценнейший кадр и главная ударная сила, шестеро бедуинов: слесарь всё-в-одном Фарид, балабай-многостаночник Якуб, и четверо парней разной степени профобученности, но владеющие всем, от сварки до фрезерной работы.

Наш главный, мужчина сумрачный и сурьезный, с вечным блютусом в ухе, пистолетом на поясе и кучей инструментов по карманам. Алон — очень непростой дядя, но существенно более жизнерадостный и широко владеющей русской специальной лексикой, Сергей — совсем непростой, как и положено “Левше”, но хорошо представляющий местные реалии. Человек, набитый под завязку неимоверными, но очень достоверными историями. Вообще, при его умении замечать какие-то очень значимые и ёмкие детали, из него вышел бы прекрасный журналист.

Бедуины разные: молодежь приветливая, доброжелательная и очень заводная, в кубинском таком стиле, старшие пытаются выглядеть степенно, но у них не очень получается. В целом, на первый взгляд, компания очень симпатичная, как дальше - будем посмотреть.

Работа тяжелая. Много физухи, постоянное напряжение: вдруг чего-нибудь не пойму, или, что хуже: пойму не правильно, и запоганю работу. При моей глухоте и грохоте в цеху, и по-русски было бы непросто. При том, что я умею руками, много механизмов мне незнакомых, да еще и все таблицы размеров и допусков в другую сторону:). Кроме того, я всю жизнь бежал от работы в замкнутом помещении, и случайном коллективе, но тут делать нечего.

Есть приятные обстоятельства: в спецовке, которую мне выдали, я могу позировать для агиток Гистрадута - образцовый еврейски рабочий (если узкий глаз разуть:)). Кроме того, очевиден результат труда: вот я нарезал шалабушек, а вот их уже варят, а вот готовое шасси комбайна… Это гораздо более вдохновляет, чем выполнение изолированной конвеерной манипуляции.

Грант, который мне выделили как худотворцу оказался много меньше того, что описывали, но и на том спасибо. Однако его совершенно недостаточно для старта фотокарьеры. А значит нужно немного обрасти деньгами, разрулить быт, устроится в обществе, микроэкономику которого я до сих пор не понимаю.

Таким образом в моей профессиональной художественной карьере наступает перерыв, играю за любителей. Ну может это и к лучшему: за последние годы “я так вижу” заказчиков, далеко не всегда блещущих визуальными талантами, настолько сломало мне мозг и глаз, что я и снимал-то часто без радости. А так есть шанс смотреть на мир своими глазами. Ну и сионистская идея о “завоевании земли трудом” мне всегда нравилась. Говорят, что в современном Израиле это неактуально, ну и хрен с ними, мне это важно.

Ну и напоследок - песенка:)


Велосипидаринг баарец "ב" (бет)
мечтательный
agnostus
И еще кратко за вчерашнее мероприятие - נעים על גלגים
Это был благотворительный велопробег в поддержку инвалидов ЦАХАЛ. Собственно в какой-то целевой фонд шли стартовые взносы - 60 шек.
Регистрация была предварительная и на месте. Три маршрута 53, 33 и 20 км. Для пробега перекрыли частично и полностью 232, 222, 234, 242 и 2410 дороги. Самый длинный маршрут представлял собой большое кольцо со стартом и финишем в Райсовете Эшколь.

Участвовали и собственно инвалиды (пишут, что 250 чел.), — райдеры с протезами ног, пристегнутыми к педалям, с протезами рук на лигерадах, люди без ног по бедра на руковелах, слепые вторым номером на тандемах... Один дядя меня так от избытка чувств огрел крюком по плечу, что до сих пор ощущаю. И около тысячи прочих, включая детей от 9 лет.
Очень толково организовали движение - там где маршруты совпадали они были, по-большей части, закручены по противоположным полосам. К финишу движение шло однонаправленно, но к этому моменту все группы растянулись, никто друг другу не мешал. На узловых точках стояли стойки с водой, где волонтеры разливали её по стаканам, и можно было получить свежей и холодной воды не сходя с седла. На сомнительных перекрестках волонтеры указывали направление движения. Если кому из автобратии очень было спешно, их сопровождали полицейские машины или мотоциклы.
Маршалов пробега не было, но правила соблюдались вполне самоорганизованно. Не видел ни одного завала, хотя были и роллеры, и бедуинские мальчишки.
Довольно много организованных велогрупп, впервые пожалел, что у меня нет велопитерской формы.

Ехал длинный маршрут, пытался организовать смену с одним дядей, но он как-то неубедительно вел, пришлось с ним расстаться. Потом сел на колесо группе безногих и одноногих товарищей и двадцатку проехал с ними в смене, но потом они поймали ветер и ушли на своих шоссерах.

Велосипеды поголовно дорогие: кросс-кантрийники, в основном фулл-саспенд уровня ПРО, шоссера карбоновые, неожиданно много титановых.

В стартовый пакет входили "номер", шоколадка, бандана и выжимка цепи от спонсоров. Шоколадка пригодилась. Бандана также найдет применение:). В целом мероприятие очень позитивное. Жаль ехал один. Я конечно тот еще летучий голландец, но иногда был бы рад компании:)

Фото не мое.

***
мечтательный
agnostus


Странным образом в израильскую весну вспоминается питерская осень. Наверное пришло время как-то понять, какими путями шел исход:), где я потерял веру в светлое будущее. Да что там веру, даже слабую ндежду. А может просто возраст, каждое похрустывание артритного сустава вызывает в памяти какие-то моменты из тогда, когда ничто не хрустело.

Ноябрь наверное, или начало декабря. 89-й или 90-й, память тоже похрустывает прокрустово, как ни тяну её, а все не схоятся какие-то детали, может и не должны. Я выхожу из метро "Приморская" и иду искать дом на  Кораблестроителей. Он находится на углу с Наличной, но я об этом не знаю, поэтому иду вдоль ЦФТ, сквозь слякотный ветер с залива.

Смеркается, если так можно обозвать переход от одного питерского сумрака к другому в это время года.

На мне отцово пальто, вдвое шире меня в плечах, километровый сине-белый шарф, вязанный из объемки, зеленые кремпленовые брюки заправленные в апельсинового цвета сапоги. На правой руке красный напульсник, рукава пальто закатаны, само пальто нараспашку. Волосы, они тогда были еще, отросшие - глаз не видно. Представили? Идет состав визуального преступления. Курил сигареты "Арктика".

О чем думал - непомню, а вот что чувствовал помню отлично. Свободу и бесстрашие. И не холодно было. Это потом я начал мерзнуть, много позже. Сейчас холод для меня - пытка. И опасаться чего-то я стал много позже. Может я сейчас просто ничего не опасаюсь, да и не мерзну. От того и вспоминаю.

На панораме окрестности метожительства нынешнего.

День гриба
мечтательный
agnostus
Вся округа забита бедуинам, которые что-то ищут на штахим. Мужчины, подростки, дети с игрушечными ведерками, две тетки подиумного вида с сумками Биркин... За теток, побился б об заклад, что на лабутенах, но подолы в землю.
Когда выезжал на шоссе, разминался с джипом, откуда высунулся натуральный шейх и, дружелюбно дыша на меня поцелуями всех любимых овец, спросил, нашел мол чего-нибудь? Я честно признался, что нет. Теперь думаю, что они там потеряли?

Спучтя час:


Тайна открылось просто. Они ищут трюфели. А массовость объясняется тем, что у бедуинов есть поверье: трюфель вылезает после грозы, испугавшись грома. А грозы у нас редкость, но трюфели боятся канонады артиллерийской, и тоже вылезают из траншеи. А на неделе как раз были большие маневры.

?

Log in