мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
חקלאי זה גזע

Ближневосточный вопрос))

голова автора
голова автора

Нынешние события, по мнению многих, подрывают идею «мирного сосуществования» с арабами в пределах израильского гражданского поля. Не с соседними арабскими странами, а с нашими согражданами — палестинскими арабами и бедуинами. Они видятся продолжением арабо-еврейского израильского нарратива, в то время как, скорее всего, являются новым явлением.

Точнее, относительно новым явлением. Если совсем точно, до нас добрался уже очень старый кризис — «арабская весна». Тогда в арабских странах накопилось достаточное количество относительно образованной, не очень востребованной молодежи, которая выступила закоперщиками фестиваля, и на своем горбу привела к власти, где-то ненадолго, где-то по сей день, совершенно пещерную сволочь. 

У нас процессы роста образования, вовлеченности в хозяйственные, а потом и политические дела представителей арабского сектора привели к росту диспропорции между «я есть», и «я хочу быть», что, конечно, создает базис эрозии текущего состояния дел. Кроме того, ценности «потребительства», и «всякая жизнь ценна» последних десятилетий создают напряженность среди молодежи всех секторов. 

Collapse )
חקלאי זה גזע

Утром на море в тумане

С утра поехали к морю. В Зиким, чтоб Костец успел к своим ученикам, и потому, что въезд в Ницаним перекрыт из-за дорожных работ. Туман, от несколько сотен до десятка метров. Очень плотный.

На море тоже. Когда поплыли не видно было ничего вовсе, только слышались "мотора дозорного скороговорка" и ленивые очереди крупнокалиберного пулемета — пограничники загоняли рыбаков Газы обратно к причалам. Совершенно нереально: туман, стрельба, рокот катеров, и тишина.

Потом немного растащило. Настоящей камеры с собой не было, а на телефон я не очень умею.


חקלאי זה גזע

Шестое чувство

Ехал утром приграничными полями на велосипеде. От Нир Оза свернул на одну из осевых грунтовок по направлению к Газе, занесенную песком рыхлым, и от того не быструю. Еду, и вдруг очень остро чувствую, что за мной наблюдают, и причем в прицел. Я к таким чувствам отношусь предельно внимательно. Вот и тут никаких сомнений, что раз мне так кажется, значит так и есть. Однако до забора километра полтора, до ближайших строений Хузы, наверное, все два. То есть, шанс что подстрелят ничтожен, да и ветер.

Кибуц Нир Оз
Кибуц Нир Оз

Но ощущение опасности меня не покидает. Я немного ускоряюсь, насколько позволяет тяжелый грунт, и сворачиваю в лесозаградительную полосу. Еду и думаю, что никаких причин для беспокойства нет, и быть не может. Что не было ни предупреждений, ни обострений, ничего такого. Что когда таки есть основания для беспокойства, военные перекрывают приграничные дороги. Но ведь чувство-то было. 

А еще думаю, что странно, вот только говорили с Костецом о страхе смерти, и я сказал ему, что его у меня нет. Я боюсь заболеть, просесть по деньгам, еще кое-чего по мелочи, а вот умереть не боюсь. На встречу с Создателем я не тороплюсь, тут «не бывает опозданий», но, в целом, к ней готов. И вот появление таких ощущений может быть никак не связано с реальной опасностью. Просто сознание проверяет само себя на постоянную готовность.


חקלאי זה גזע

Давно не заглядывал

Отмечусь). Картики с одного любопытного заказа для военных. Когда привозят огромные стальные трубы, и говорят: нашинкуй-ка по метру. Купили машинку, которая катается по трубе с автогеном, и шинкует, и с Хасаном и Нассером приступили. Оба фото — «Нассер Великолепный». Под катом зажигательное)

Collapse )

Информация

Я более не работаю в Институте Катона.
Как сообщил мне вице-президент Института, причиной является стиль постскриптумов, присоединенных к моему посту «Поджог Рейхстага» – 2021 в этом блоге.
Когда я был приглашен на работу в Институт Катона, на регулярно задаваемые вопросы, какова позиция Института по тому или иному вопросу, ответ руководства всегда был одним и тем же: «У Института нет иной позиции, кроме защиты индивидуальной свободы. По любым вопросам есть не позиция Института, есть разные позиции сотрудников Института, на выражение которых они имеют полное право».
Сейчас этот подход изменился.
Как я уже не раз говорил, свобода слова является фундаментом, исходной точкой, свободного общества.

Information
I don’t work at the Cato Institute anymore.
As the vice-president of the institute told me, the reason is the style of the postscripts attached to my post “Burning of the Reichstag” – 2021 on this blog. When I was invited to work at the Cato Institute, to regularly asked questions about the position of the Institute on this or that issue, the answer was always the same: “The Institute has no other position except for the protection of individual liberty. On any issue there is not the position of the Institute, but there are different positions of the Institute's employees, for the expression of which they have every right."
Now this approach has changed.
As I have said more than once, freedom of speech is the foundation, the starting point, of a free society.
חקלאי זה גזע

Любовь болта с гайкой

Некоторые местные, когда видят относительно свежего русского оле без швабры, и с умной мордой, переживают существенный, временами угрожающий когнитивный диссонанс. Не все конечно, но заметная часть.

А если по существу, то фрезерный станок, подержанный, по случаю купленный у Цви Штрумберга, сломался. Не сказать, чтоб это был сюрприз, последний раз он это делал позавчера. Да и Цви признается, что бывали с ним затруднения.

Но дело тут в том, что позавчера он сломался, когда им оперировал Хагай, а сегодня я. И это не просто «две большие разницы». Это, как если бы сломался фрезерный станок у шамана карго культа с Соломоновых островов, или у Фомы Аквинского.

Хагай призвал Арнона, тот призвал Радая, вместе они открыли блок питания двигателя, и пошевелили провода, померяли ток, закрыли блок питания и все заработало. Когда история сегодня повторилась, я, по настоянию Хагая, повторил и камлания, но на сей раз не помогло. Тогда Хагай сказал, что у него нет времени с этим разбираться, и что у меня карт-бланш на починку.

Радай
Радай

Я же призвал Поисковые Системы, и скачал описалово к цифровому модулю управления станком. Это древняя американская машина семидесятого года рождения, но с относительно модерновыми примочками. И я был абсолютно уверен, что «подергать провода» — идея сродни бития кроличьей лапкой в бубен, и корень зла именно в этом модуле.

Collapse )
חקלאי זה גזע

Производственное №241

*

Студенческий город Коимбра
Студенческий город Коимбра

В моей конторе если не вдаваться в тонкости игр с юрлицами, всего пятнадцать сотрудников. Из них, по неподтвержденным данным, четверо — обладатели высшего образования. Двое — выпускники СПБГУ.
Напоминаю, я слесарь в южноизраильском захолустье. Деревенщина и реднек. А контора — мелкое механическое и металлообрабатывающее производство.
Возможно, это самая высокая концентрация петербуржских универсантов к югу от Кирьят Гата.

**

Борис, разглядывая какую-то железную ахинею: "Вот за что я любил высшую геометрию, так это за то, что вообразить многомерный объект нельзя, а рассчитать можно".

Collapse )

И да, я собираюсь попробовать «Телетайп»

fvsnr5VAzuL1jpUmcqmo4a

חקלאי זה גזע

Оптом недавнего

*

Давний Рене ин экшн
Давний Рене ин экшн

Вот странно, заходишь в продуктовый, и покупаешь на тысячу шах жрачки и аксессуаров, и кажется, что вроде и ни купил ничего, и только двадцать четыре рулона туалетной бумаги выглядят достойно.
А зайдешь в винно-водочный, и на пять сотен берешь, и хочется жить и трудиться. И то тут есть и это, и все выпукло, наглядно и позвякивает. Только пиво в жестянках постукивает.
Я всегда говорил, у нас денег нет не потому, что мы много пьем, а потому, что еду покупаем.

**

"Тасиро Мефунак" на фоне солнечной электростанции в Ашалим
"Тасиро Мефунак" на фоне солнечной электростанции в Ашалим

Просверлил много дырок. Очень. Кто не сверлил стальной бронепакет компактной дрелью, не поймет.
По дороге с работы разогнался по проселку: такыр - летишь, песок - дрифтуешь. Попустило.
Странно: в двадцать не боялся начинать, в тридцать не боялся, в сорок не боялся. А сейчас, вроде и все умею, и обеспечен, и в отменной форме - могу верблюда кулаком озадачить, а новое не по плечу.
Каждый день я получаю не порез, так ушиб, не ушиб, так ожог, и меня это не пугает и не раздражает. А любая мысль просто поменять что-то пугает. Даже стул новый выбрать не могу.
К доктору пора.

***

Давняя Акси
Давняя Акси

Мне не думается, что возраст "зрелости" приносит что-либо хорошее. Все наши возрастные достижения — от неспособности без них обойтись.
Вот, например, умение наслаждаться лучшим. Понимание лучшего. Когда ценишь добротные вещи, хорошую еду, музыку и напитки, отбрасываешь книгу с первой же строчки фальши, глупости, или плохого языка, etc.
Обсуждали сегодня, как это — развивать вкус. Я утверждал (и утверждаю), что это в первую очередь, не разрушать его плохими образцами. Не есть сомнительного вкуса еду, не пить грубые напитки, не слушать неискусную музыку, и далее. Если ты не прикасаешься к заведомому говну, не расстраиваешь регистры, и не потребляешь помех, то поневоле начинаешь разбираться в оттенках пармезана.
Но было мне семнадцать-двадцать, и пил я "Рояль", "72 Берег Тамани" под снетки в томате, и наслаждался. И пел сомнительных достоинств поэзы под нестроящую гитару, и был счастлив, а женщины мои были неутонченны, но круглы и разнообразны. И каждый миг бытия мне давался через не захлебнуться счастьем. Несмотря на весьма не бонтонный характер таковых.
Так что, хороший вкус, это то, что остается, когда уходит печень и потенция.
Другой разговор: они не вечны, и у кого к моменту ополовиненных возможностей не нашлось ничего другого, тот конечно бедняга.