Немного войны ноябрьским утром

На автобусной остановке в райцентре почти сплошь военные. Срочники, резервисты, в форме и в трусах, с оружием и без. Из штатских — тайцы, которых не пустили работать в поля и старики.

На перронах автобусов на Тель-Авив, Ашкелон и Беэр-Шеву стоят три армейских джипа: лендровер с удлиненной базой, из-за скошенных задних свесов и дуг безопасности очень похожие магазинные корзинки. На редкость уродливая машина. Их экипажи – пятнадцать подростков в полном милитари-фарше жрут пончики, принесенные деревенскими волонтерами, курят, и ковыряются в своих смартфонах.

Внезапно командир, подросток чуть старшего возраста с роскошными марокканскими пейсами, подрывается и вся банда за ним. И происходит удивительная метаморфоза: надеваются бронежилеты, разгрузки, перчатки, очки шлемы с различным электронным обвесом, и дети с пончиками превращаются в боевой инструмент. «Трансформируюсь». Водитель за руль, радист к рации, пулеметчик к его жутковатому устройству, десантники на странные насесты.

Командир остается без шлема. Машины выруливают к выезду с остановки, проезжая мимо двух бабок «золотого возраста». Они явно родились до провозглашения Государства, и в совсем иных климатических поясах. Вязанные свитера и шапки, очки, что твой телескоп. Одна из них распрямляется, отрывая трость от земли и шутейно отдает честь проезжающему джипу. Солдаты смеются и салютуют в ответ.

З.Ы. При условии отсутствии в доме бомбяги, в нем так же на момент начала боевых действий (и закрытия деревенской потребкооперации) не было и ста грамм алкоголя. Я оказался совершенно не готов к эскалации конфликта. "Воевать в этом, однобортном?" Отвратительная небрежность


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.