Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
חקלאי זה גזע

Израиль. Зима - 2



Я выезжаю на грунтовку. Зима — сезон дождей, и в лужах отражается багрово-оранжевый закат. Кажется, что дорога упирается в садящееся солнце. Обычно небо пустыни — ровный лилово-лазоревый градиент, но сейчас зима, и оно наполнено многоэтажными облаками, подсвеченными всеми оттенками красного на западе, и всей палитрой стиранного индиго на востоке. Между облачными башнями прорываются столбы света отчетливые как «карнаим»[1] ветхозаветных пророков, или лучи прожекторов на запыленной театральной сцене.

Я вспоминаю, как в первую свою израильскую зиму был поражен этим буйством небес, как часами, накручивая на велосипеде между южными поселками, смотрел на них, и подбирал эпитеты, образные и ветхозаветно грозо́вые. Как я хотел рассказать дорогим мне петербуржцам, что облака бывают другие, отличные от того свинца, который покрывает небо, под которым я родился.

Я по прежнему любуюсь этой игрой воды и света. Но молча. Без богатых сравнений.

На поле слева от дороги взошла пшеница, и оно похоже на фото из жизни богатых и знаменитых: то ли теннисный корт, то ли поле для гольфа. Эту юную зелень зачем-то зовут изумрудной. Хотя мне не видится ничего нежного и юного в цвете зеленых бериллов — лучших друзей девушек за пятьдесят. Но поле красивое, и подходит к небу. А ему, в свою очередь идет оливково-желтый John Deere[2], пасущийся в самой его середине.

Мне навстречу проезжают тайцы, возвращающиеся в свои бараки. Они сидят на открытых прицепах между коробками с прихваченными к ужину овощами, и смотрят в экраны своих смартфонов. Даже трактористы что-то читают. Им не нужно следить за дорогой — трактор вряд ли покинет глубокую колею, а навстречу в это время еду только я, а я за рулем не читаю.

Поворачиваю на асфальт, и прибавляю ходу. Машина вздрагивает, стряхивая налипшую грязь, и немолодой двигатель начинает подвывать, набирая обороты. Время медитаций закончилось. На израильских дорогах правит ближневосточная культура вождения, и тот, кто хочет добраться до дома  с миром, должен меньше смотреть по сторонам, и больше перед собой.

Я долго избегал вождения. С 1998, когда я мало не угрохал двоих, и изрядно подпортил собственное здоровье, я не брался за руль, и браться не хотел. Но одно дело пятимилионный город, где велосипед и общественный транспорт решают все коммуникационные задачи, и другое дело поселок в пустыне. Четыре года я упирался, и ездил на велосипеде, и продолжал бы ездить, если б не мечта однажды отсюда убраться. Теперь я за рулем. Неожиданно, это меня даже развлекает. Мне нравится вести по пустыне, по маршрутам, отмеченным на местных картах «4х4», а шоссе я воспринимаю как побочное зло.

Несколько минут, и въезд в мошав. По главной улице две колонны тракторов, пикапов, внедорожников всех мастей, семейных седанов, на которых женщины развозят детей по кружкам, малолитражек несемейной молодежи переваливаются через «лежачих полицейских». По тротуарам снуют дети и собаки, наш мошав далек от пасторальной тишины. Больше всего он напоминает городок из спагетти-вестернов — предприимчивый и задорный.

Я паркуюсь под живой кровлей с оранжевыми цветами, и поднимаюсь на свой бельэтаж. Не входя в квартиру, я сочиняю себе сигарету. Там внутри другой мир, и он не совсем мой. Совсем мой — дорога. Даже самая короткая. Иду ли я, еду ли я, лечу ли я — я дома, я счастлив. В неподвижном пространстве мне не так. Ни плохо, ни хорошо, не так. И я не тороплюсь в него входить.


  1. На иврите «карнаим» (קרניים) —  и лучи и рога. Из-за путаницы в латинских переводах Ветхого Завета, Моисея стали изображать с рогами, которые в поздних иллюстрациях превратились в два пучка света над головой персонажей Ветхого Завета, в отличие от Нимбов христианских святых

  2. John Deere — марка американских сельскохозяйственных машин

חקלאי זה גזע

три звезды наверное

Панорама любимых набатейских развалин. Мицпе Шифта
Панорама любимых набатейских развалин. Мицпе Шифта

1* И да, я это сделал!!! Первым делом после покупки машины, я снял с велосипеда этот уродливый багажник поганый. "Дикая Хрень" на свободе. Ща, думаю, кофейку хлопну - поеду немного покатаюсь)))

Велопрогулка задалась. Я снял багажник с велоса и все старые сумки, прицепил новую подседелку, почистил шлем, надел всё лучшее сразу, включая мой самый сексуальный памперс, набил колеса по максимуму, и поехал...
Между Кисуфимом и Беэри, ближе к Беэри, но достаточно далеко, ниппель из задней камеры просто улетел.Не выдержал давления и улетел. Запасная камера, как оказалось, от жары разложилась "на плесень и липовый мёд".
Подумал не позвонить ли Семён Васильев (Semyon Vasilyev), но решил для начала поиграть в самостоятельного. Вышел на 232 и тронулся в сторону Беэри, надеясь либо поймать на цомете автобус, либо купить там новую камеру. Прошел сто метров - навстречу Филя. Давай говорит я тебя сначала ко мне отвезу, хлопнем чего, а потом подброшу тебя домой. Давай, отвечаю, только я теперь только кофе. Он погрустнел, но отвез. Заодно выяснилось, что одна из пружинок оси ушла к богам углеродистых сталей, так что завтра в Беэри по-любому.
Я смотался в супер, вернулся, взял фотошмот и поехал гулять, звонит Филя, говорит, что был в конторе, менял Туарег на Субару, и едет домой мимо моего дома. Я говорю, стой, ключи под полковничком, я щаз.
Отлично посидели. Он уехал полями зигзагом. А что, тачка служебная, жена в роддоме у сестры, дети у бабушки в Донегалле))

Collapse )