Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
Чеширский старый

И снова оптом

Юдит на танке. Давно
Юдит на танке. Давно

Позвонил Саид. Сказал, что если мне очень захочется попутешествовать по пустыне в эти выходные, то лучше, чтобы я путешествовал по карте. И даже на карте, чтоб не совался в район Тель Арада.

Вот так вот.

***

Утро выходного. Еще свежо, по кустам посвистывают птицы, по теплицам шуршат тайцы, а мы с младенцем пошли прогулять ноги, и купить мороженку, на заправку в Маген. А унас за мошавом стоит батарея самоходчиков, и временами постреливает в западных румбах. А артиллерийский выстрел когда ты находишься перед орудием звучит достаточно стремно. Мы то слышим его из квартиры, что несколько смягчает, а тут чапаем по оливовой роще, а оно как "ЗБеееенг!!!"

Ребенок меня вопрошает вот это что, та же гаубица?

Да, говорю, вот так она звучит когда стреляет в твою сторону.

Костец после десятка метров: вот, теперь у меня есть новое знание, как звучит артиллерийский выстрел в твою сторону).

***

Еще два вчерашних телефонных звонка.
Из Махон Мар в Офакиме, где у меня очередь на иследование сосудов: Г-н Абезгауз, как душевное здоровье, как нервишки, если порядок, то приезжайте во вторник.
Из Кирьят Малахи звонит мужик, с которым мы торгуемся за одну халтурку: Мужик, у тебя в доме бомбяга есть? Нет? Ты же под забором! Приезжай с семьей ко мне! (Их обстреляли сегодня).

И из вотсапа: Дима, если вам стремно, дуйте к нам, не думайте дважды. Только прихвати выпивку (девушка из Ирландии, но живет в соседнем мошаве).

***

Collapse )
חקלאי זה גזע

Шестое чувство

Ехал утром приграничными полями на велосипеде. От Нир Оза свернул на одну из осевых грунтовок по направлению к Газе, занесенную песком рыхлым, и от того не быструю. Еду, и вдруг очень остро чувствую, что за мной наблюдают, и причем в прицел. Я к таким чувствам отношусь предельно внимательно. Вот и тут никаких сомнений, что раз мне так кажется, значит так и есть. Однако до забора километра полтора, до ближайших строений Хузы, наверное, все два. То есть, шанс что подстрелят ничтожен, да и ветер.

Кибуц Нир Оз
Кибуц Нир Оз

Но ощущение опасности меня не покидает. Я немного ускоряюсь, насколько позволяет тяжелый грунт, и сворачиваю в лесозаградительную полосу. Еду и думаю, что никаких причин для беспокойства нет, и быть не может. Что не было ни предупреждений, ни обострений, ничего такого. Что когда таки есть основания для беспокойства, военные перекрывают приграничные дороги. Но ведь чувство-то было. 

А еще думаю, что странно, вот только говорили с Костецом о страхе смерти, и я сказал ему, что его у меня нет. Я боюсь заболеть, просесть по деньгам, еще кое-чего по мелочи, а вот умереть не боюсь. На встречу с Создателем я не тороплюсь, тут «не бывает опозданий», но, в целом, к ней готов. И вот появление таких ощущений может быть никак не связано с реальной опасностью. Просто сознание проверяет само себя на постоянную готовность.


חקלאי זה גזע

Израиль. Зима.

— Слышал какой балаган устроил Саид?

Хасан снимает маску, и вынимает беруши, он настроен на диалог. Длинное умное лицо намекает на улыбку.

— Нет, шумно было.

Я зашел в цех облегчиться, мой рабочий день протекал снаружи, под навесом, где я красил таинственный заказ Министерства обороны — сто фанерок метр на два, и сто рамок из профиля «сороковки», в которые полагалось фанерки вставить. Фанерки коричневым, рамки черным. К рамкам прикрутить колеса, все запаковать в полиэтилен.

В техническом задании было сказано покрасить в цвет «махогоновый». Я убедил начальство в том, что никто из военных в жизни не видел никаких махогонов, или кто они там, а эта комбинация букв никак не похожа на номер краски в палитре, поэтому покрасим темно-коричневым. Кроме того, конечный получатель — индусы, которые купили какое-то вундреваффе у наших ВВС, к коим и прилагаются эти фанерки на колесиках, едва ли будут протестовать, если цвет случится недостаточно «махогоновым».

А крашу я в натуральном гермошлеме, в который подается отфильтрованный воздух по шлангу длинной с мое резюме, и в котором я ничего не слышу.

Итак, я сказал Хасану: «Нет.»

— Я тут варил, а Саид хотел со мной поговорить, ну ты знаешь, про то-сё, а Куки из мисрада[1] начал вопить, что Саид мне мешает, а Саид закричал, что сейчас разберет его на запчасти, а Куки еще что-то сказал, а Саид побежал в мисрад, и они там кричали, и размахивали руками.

— Жаль, похоже, я пропустил спектакль.
— Да, тебе бы понравилось. Нассер был очень доволен.

Collapse )
חקלאי זה גזע

ВВС – Военно Воздушные Силы

https://instagram.com/p/BFQ-Nm1zTbZ

На вооружении ВВС ЦАХАЛ стоят американские самолеты с еврейским акцентом. F-15, F-16 и F-35. Акцент неважен, важно то, что перед взлетом к самолету прислоняют стремяночку, с которой техник проверяет пристегнулся ли пилот, что с керосином и маслом, стояночник и прочее. Самолет – штука нежная, и для каждой модели стремянка своя, забубенной формы, которая зависит от угла между крылом и фюзеляжем, радиуса кривизны борта в точках касания, высоты стоек шасси и т.д. 

Но это присказка, а сказка в том, что ломанные стремянки починяем мы. Не просто наша контора, а конкретно я и Нассер – сварщик-аргонщик из Судана – мелкий, кривозубый, почти неговорящий на иврите, небрежный в исламе – короче, отличный парень, как и все наши негры, скорый на помощь и на шутку.

Стремянки поступают к нам под секретными номерами, которые в которых закодирован тип самолета, эскадрилья и военная база. Код этот я сегодня расколол, но вам не скажу – военная тайна, а я тот еще шмуцник (мальчиш-кибальчиш). Для простоты мы говорим, что есть стремянки со складным бампером, с нескладным и голимые (сулям мечукмак). 

Collapse )
חקלאי זה גזע

Немного войны ноябрьским утром

На автобусной остановке в райцентре почти сплошь военные. Срочники, резервисты, в форме и в трусах, с оружием и без. Из штатских — тайцы, которых не пустили работать в поля и старики.

На перронах автобусов на Тель-Авив, Ашкелон и Беэр-Шеву стоят три армейских джипа: лендровер с удлиненной базой, из-за скошенных задних свесов и дуг безопасности очень похожие магазинные корзинки. На редкость уродливая машина. Их экипажи – пятнадцать подростков в полном милитари-фарше жрут пончики, принесенные деревенскими волонтерами, курят, и ковыряются в своих смартфонах.

Внезапно командир, подросток чуть старшего возраста с роскошными марокканскими пейсами, подрывается и вся банда за ним. И происходит удивительная метаморфоза: надеваются бронежилеты, разгрузки, перчатки, очки шлемы с различным электронным обвесом, и дети с пончиками превращаются в боевой инструмент. «Трансформируюсь». Водитель за руль, радист к рации, пулеметчик к его жутковатому устройству, десантники на странные насесты.

Командир остается без шлема. Машины выруливают к выезду с остановки, проезжая мимо двух бабок «золотого возраста». Они явно родились до провозглашения Государства, и в совсем иных климатических поясах. Вязанные свитера и шапки, очки, что твой телескоп. Одна из них распрямляется, отрывая трость от земли и шутейно отдает честь проезжающему джипу. Солдаты смеются и салютуют в ответ.

Collapse )
мечтательный

Велосипидаринг баарец – 17,18

16 элуля 5775

В пятницу я решил прокатиться в Беэр-Шеву. Планировал ехать по делам, но неправильно рассчитал время – приехал много раньше, чем «дела» открылись, и попросту развернувшись, вернулся назад.
Дорога в оба конца без малого 100 км, поэтому выехал затемно. До Урима двигал очень быстро, затем начался плавный, но тягомотный подъем против ветра до самой «королевы Юга». После поворота на 25-ое шоссе, по местным меркам, оживленную трассу, осталось меньше времени на созерцание красот, больше внимания потребовала дорога.

А красоты есть. Поля вдоль шоссе засажены лавандой (?), а за ними открывается та же пустыня оранжево-желтых тонов, с зелеными пятнами перелесков. Как обычно, самые живописные пространства заняты ЦАХАЛ – база ВВС «Хацерим» и очередные полигоны. По дороге какие-то нехарактерные для Израиля отдельно стоящие фермы, и неизменное бедуинское движение. Прекрасно виден Офаким, и я знаю, что есть прямая дорога от нашего кибуца до самой Беэр-Шевы, Но её я буду уяснять, когда окончательно спадет погода.

С другой стороны, вади может оказаться достаточно опасным местом, если в верховьях рек пройдут дожди. Сель приходит, по словам местных, очень быстро и если ты оказался в овраге – могут быть проблемы. У нас вроде с дождями не густо, но вода идет с севера и не успевает испариться:).

После разворота домой ехать стало вовсе незатруднительно, несмотря на уже высокое в этот час солнце – под гору и по ветру. Помимо бедуинов по обочинам потянулись датишные товарищи, собирающиеся встретить субботу в кошерной компании. Вдоль дороги идет могучий красавец-хасид – морда круглая, борода-лопатой рыжая, шляпа на затылок, в руке чемодан «титаник-стайл». Идет и поет во всю глотку.

На подъезде к Офакиму решил свернуть в местечко, посетить супермаркет. Нет, не надо в канун полнолуния в йом-шиши ходить за продуктами, глупая затея. Этот заезд стоил мне получаса, и я решил не пополнять кончившуюся воду на последней перед поворотом на 234 заправке.

И это было ошибкой. Дешевые туфли не позволяют регулировать постановку шипов, и левый башмак слегка давит мизинец. Если крутить четыре часа на жаре, когда ноги отекают, это может стать проблемой. Я выстегнул левую ногу, и сразу потерял ход, а заодно и захотел пить. Пришлось пренебречь неприятными ощущениями и крутить, но последний подъем я ехал уже на волевых усилиях.

Вчера же я проехал проселком (очень приличным асфальтированным) до Авшолома. Хотел выехать к Декелю, расширить, так сказать, географию, но похолодание сыграло со мной злую шутку – я расслабился и забыл деньги и документы. Деньги птицам не нужны, а без документов у границы быть неправильно. Потому я сделал 40 км по совершенно идиллической дороге и вернулся. Видел «лес» - лесопосадки в рамках озеленения Негева. Выглядит почти как настоящий:).

На мобилофотке что-то очень военное у Урима
мечтательный

Велосипидаринг баарец - 12, краеведение.

Погода спала, всего 30°C, и сегодня я решил размяться перед броском на Беэр-Шеву и обратно, запланированным на следующую неделю. Там всего 90 км в два конца, но нужно было вкатится в местные реалии. Сейчас я, похоже, окончательно акклиматизировался, можно приступать к тренировкам.

План был двигать до Эшколя, оттуда в сторону Нетивота и обрато через Урим, но на повороте на 232-ую, я поехал не на север, а на юг. Это не было ошибкой. Указатели на Рафиах манили меня с первого дня. Мне нужно было увидеть ту сторону, хотя бы издали. Увидеть место, откуда стреляют. Сейчас по Египту, но взрывается так, что нам слышно. Весь израильский милитаризм кажется игрой в солдатики, если не видеть ту сторону.

Дорога пустая - йом шиши, никто никуда не едет. Пару раз меня обганяли хаммеры с солдатами, снаряженными к делу, машины радиоразведки и еще что-то бронированное, мне не известное. Вдоль дороги обычные сельские пасторали. Никаких млекопитающих по обочинам, зато ящерицы большие и черные, ни разу не похожие на обычных этих средиземноморских. Бугенвилии, сады и прочее тянуться до самой границы, которая там трехсторонняя: Израиль, Газа (да-да я в курсе, что это тоже нашинское) и Египет. Дальше стоп. Танк на позиции, рядом тент под которым, стол стулья, гамак - экипаж готов, но не под броней. Впереди метров 200 отнюдь не КСП, а какой-то помойки, дальше колючка и все. Насколько можно разглядеть — ничего нет. Где-то в нескольких километрах бойцы ИГ берут в плен бойцов ХАМАС. А здесь кактусовая ферма.

Вдоль забора с Газой висят воздушные шары - аэростаты наблюдения. Земля, огороженная и просматриваемая с воздуха, это что-то вовсе пост-апокалиптического свойства.
Обратно возвращался той же дорогой, не хотелось заботиться о воде. (Почти цитирую «Записки…» Г.Ю. Цезаря: «В первую очередь, он озаботился продовольственным делом…»)
На шоссе очень много вчерашней живности. Местная фауна бегает через дорогу, посему дохлые ежики, котики, собачки, лисички и мышки - штатное явление. Штука на км. По жаре они разлагаются и воняют. Это – запах смерти. Вспоминаю, как его описывала Пилар у Хэмингуэя, и думаю, что здесь в Негеве он очень уместен. Смерть пустыне к лицу, хотя бы и бывшей:) Осознание её присутствия рождает и фатализм, и оптимизм разом.