Category: армия

חקלאי זה גזע

Оптом с ФБ (лытдыбр забавненький, многобукв)

В рабочий полдень
В рабочий полдень

1* Куки - новый начальник среднего ранга, дотошно спрашивает, чем я занимался два дня, что он был в командировке в Араве. А я таки два дня лежал под трактором, починяя генератор, и сражаясь с протечками масляного насоса крановой гидравлики.
Удержаться не мог: вытянулся исполнительно, глаза слегка подпучил и заявил нечто вроде того, что исполнял предписания господина оберфельдкурата во благо австро-венгерской монархии. Для наглядности потащил его под трактор, где изложил оба дня борьбы в мельчайших деталях. Хагай ходил кругами, бурча, что два дня спотыкался об одну пару ног, а теперь об две.

Collapse )
חקלאי זה גזע

ВВС – Военно Воздушные Силы

https://instagram.com/p/BFQ-Nm1zTbZ

На вооружении ВВС ЦАХАЛ стоят американские самолеты с еврейским акцентом. F-15, F-16 и F-35. Акцент неважен, важно то, что перед взлетом к самолету прислоняют стремяночку, с которой техник проверяет пристегнулся ли пилот, что с керосином и маслом, стояночник и прочее. Самолет – штука нежная, и для каждой модели стремянка своя, забубенной формы, которая зависит от угла между крылом и фюзеляжем, радиуса кривизны борта в точках касания, высоты стоек шасси и т.д. 

Но это присказка, а сказка в том, что ломанные стремянки починяем мы. Не просто наша контора, а конкретно я и Нассер – сварщик-аргонщик из Судана – мелкий, кривозубый, почти неговорящий на иврите, небрежный в исламе – короче, отличный парень, как и все наши негры, скорый на помощь и на шутку.

Стремянки поступают к нам под секретными номерами, которые в которых закодирован тип самолета, эскадрилья и военная база. Код этот я сегодня расколол, но вам не скажу – военная тайна, а я тот еще шмуцник (мальчиш-кибальчиш). Для простоты мы говорим, что есть стремянки со складным бампером, с нескладным и голимые (сулям мечукмак). 

Collapse )
חקלאי זה גזע

Немного войны ноябрьским утром

На автобусной остановке в райцентре почти сплошь военные. Срочники, резервисты, в форме и в трусах, с оружием и без. Из штатских — тайцы, которых не пустили работать в поля и старики.

На перронах автобусов на Тель-Авив, Ашкелон и Беэр-Шеву стоят три армейских джипа: лендровер с удлиненной базой, из-за скошенных задних свесов и дуг безопасности очень похожие магазинные корзинки. На редкость уродливая машина. Их экипажи – пятнадцать подростков в полном милитари-фарше жрут пончики, принесенные деревенскими волонтерами, курят, и ковыряются в своих смартфонах.

Внезапно командир, подросток чуть старшего возраста с роскошными марокканскими пейсами, подрывается и вся банда за ним. И происходит удивительная метаморфоза: надеваются бронежилеты, разгрузки, перчатки, очки шлемы с различным электронным обвесом, и дети с пончиками превращаются в боевой инструмент. «Трансформируюсь». Водитель за руль, радист к рации, пулеметчик к его жутковатому устройству, десантники на странные насесты.

Командир остается без шлема. Машины выруливают к выезду с остановки, проезжая мимо двух бабок «золотого возраста». Они явно родились до провозглашения Государства, и в совсем иных климатических поясах. Вязанные свитера и шапки, очки, что твой телескоп. Одна из них распрямляется, отрывая трость от земли и шутейно отдает честь проезжающему джипу. Солдаты смеются и салютуют в ответ.

Collapse )