Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
חקלאי זה גזע

(no subject)

 

Питер все время квартирует в моей голове. Людьми, архитектурой, даже погодой. Загадочным образом более всего я нахожу его в ноябре — самом мною ненавистном сезоне. Я нахожусь в субтропической стране, я ем апельсины сорванные в ста метрах от дома, я могу в самом задрипанном поселке сесть на поребрик и встать в по-прежнему чистых штанах, но в голове моей набережные Обводного и Фонтанки, темень и тусклая иллюминация коммунальных окон.

В Израиле нет ничего от моего прежнего Города. Только ветер. Это не тот балтийский ветер, который, выдувая из Города всю дохлую муть, наполняет его той тугой юной жизнью, которую хочется ходить по кругу, по Вознесенскому до упора, и назад по Грибоедова до Театральной, это — ветер про другое. Про сухое безмолвие пустыни, где скорпионы идут своей дорогой Между Авдатом и Мицпе-Рамоном, и только сухое шуршание песка дает чувство движения, про неистовство пыльной бури, когда тело сохнет до функционала рангоута и такелажа — костей и жил, про внезапный фестиваль сухих гроз, про пиратскую, хулиганскую отвагу скоротечного рукопашного ливня.

Я живу с колес, как кочевник с седла. Вчера Йотвата в набатейской Араве, сегодня Цора в Иерусалимских горах, позавчера Хацор, граничащий с финикийским Ашдодом, завтра Керем Шалом, следящий за вотчиной фараона. То в меня лупит трехатмосферный фонтан прорванной магистрали, то мне жжет ладони раскаленный на солнце металл. То мне хочется содрать с себя пересохшую от жары кожу, то прикрыться чем-то ледяного ветра с дождем.

Collapse )