Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
חקלאי זה גזע

Россия. Весна. Давно.

В то утро солнце не показалось. Встало, вернее, проснулось, но предпочло натянуть на себя белую простынь тумана. Мартовская оттепель подтопила снег, но еще не полностью обнажила безобразие его культурных слоев. По тротуарам Моховой три состояние воды: наледь под карнизами, снежная каша вдоль поребриков, и потоки воды под ней.

Я шел в университет. Меня не заботила условная проходимость улицы. На мне были доставшиеся еще в школьные годы яловые сапоги. Неподкованные каблуки давно сбились на пятках, но вода еще держалась снаружи.  С джинсами навыпуск, и густо смазанные, они вполне канали за цивильную обувь. Только подошва сильно скользила.

На углу Пестеля и Фурманова в ларьке я купил пару «Мартовского» и пачку «Севера». Прикурил папиросу, первую за день. У Пантелеймоновской церкви меня окатила грязью первая же за день машина. Я перешёл через Фонтанку, и минуя решётку Летнего Сада, достал бутылку из рюкзака. Хотел открыть, чтобы выпить пока иду по Марсовому полю, но передумал. Поля было не видно. Все скрывал туман. Ни звука, ни шального фотона. Растворенное и взболтанное ничто.

Я нащупал светофор за Лебяжьей канавкой, и пошел к Спасу на Крови. Он появился из тумана внезапно, углом. То ли как айсберг перед «Титаником», то ли наоборот, как огромный круизный лайнер выпал из тумана на ненужный берег перед озадаченным эскимосом. Я подумал, что обычно чужеродный пряничный собор внезапно опетербуржился, и перестал смотреться посторонним городу выскочкой.

Collapse )
мечтательный

***



Странным образом в израильскую весну вспоминается питерская осень. Наверное пришло время как-то понять, какими путями шел исход:), где я потерял веру в светлое будущее. Да что там веру, даже слабую ндежду. А может просто возраст, каждое похрустывание артритного сустава вызывает в памяти какие-то моменты из тогда, когда ничто не хрустело.

Ноябрь наверное, или начало декабря. 89-й или 90-й, память тоже похрустывает прокрустово, как ни тяну её, а все не схоятся какие-то детали, может и не должны. Я выхожу из метро "Приморская" и иду искать дом на  Кораблестроителей. Он находится на углу с Наличной, но я об этом не знаю, поэтому иду вдоль ЦФТ, сквозь слякотный ветер с залива.

Смеркается, если так можно обозвать переход от одного питерского сумрака к другому в это время года.

На мне отцово пальто, вдвое шире меня в плечах, километровый сине-белый шарф, вязанный из объемки, зеленые кремпленовые брюки заправленные в апельсинового цвета сапоги. На правой руке красный напульсник, рукава пальто закатаны, само пальто нараспашку. Волосы, они тогда были еще, отросшие - глаз не видно. Представили? Идет состав визуального преступления. Курил сигареты "Арктика".

О чем думал - непомню, а вот что чувствовал помню отлично. Свободу и бесстрашие. И не холодно было. Это потом я начал мерзнуть, много позже. Сейчас холод для меня - пытка. И опасаться чего-то я стал много позже. Может я сейчас просто ничего не опасаюсь, да и не мерзну. От того и вспоминаю.

На панораме окрестности метожительства нынешнего.
Чеширский старый

Ну здрасте.

_DSC5852
Приехали. Поездка вышла какой-то изумительной просто. Ощущение абсолютного опьянения, причем от совершенно знакомых, по-большей части, мест и людей.

Ремарки на полях (вне хронологии):

*
В Афинах забастовка транспортников. Слезли с парома - автобусов нет, метро закрыто. Пооколачивались в Пирее, дождались открытия метро (по случаю страйка открылось позже, и не все линии), вышли на Монастираки. Выходишь из метро, там бомжи, собаки, легкий срачевник на улице, поднимаешь глаза и Акрополь, ровно такой, каким я его себе представлял...  Неимоверное чувство. Лезем на холм, подходим ко входу, а там объява: Акрополь закрыт, персонал бастует. Ага, Фидий с Периклом постановили на профсобрании - персидских туристов не пускать.

**
Немцы - козлы, ссуки, жала тевтонские. Тропа по ущелью в Самарии - натуральный дойче-бан. Тропу не дают, если догоняют на спуске - дистанцию не держат, спускают камни и т.д. Ну да мы им под конец припомнили и Сталинград и Курскую дугу. Дыхалка у фрицев короткая. Вообще Крит находится под очевидной немецкой оккупацией, и ведут себя они как оккупанты: неописуемо нагло. Я пересмотрел свой взгляд на идею об особом хамстве русотуристос, немцы много впереди.

***
Латыши - хуже немцев. Такого унижения, как в аэропорту Риги я не испытывал, наверное никогда. Симпатичная авиакомпание Air Baltic идет в бан за свой хаб.

****
Приехал на Крит совершенно опустошенный, почти ничего не снимал, просто как губка впитывал кожей всё что там есть. Вроде напитался, но боюсь недостаточно. Костец тоже. Когда паром отваливал от Иераклиона, он так посмотрел на берег и спросил: а если я сейчас за борт прыгну, я ведь наверное доплыву...

*****
Иерапетра городишка нелепый. Оказалось, что там постоянно дует, и потому это мол рай для серферов. Серферов не видел, в остальном не особо. Впрочем, семейная пиццерия доставила: решили позавтракать, нас обслуживать вылез перец пьяный просто в дрова (утро субботы). Сообщил, что для пиццы рано, но в остальном - всё для нас. Ассистировал ему колоритнейший дед с усами буденовскими и относительно трезвый кедр, который на табуретке метался по окрестностям, закупая наш заказ. Такое ощущение, что из него (заказа) в наличие было только раки. Вообще это несомненная бизнес-модель: в кафе может ничего не быть кроме мотороллера, на нем привозится всё, что заказали. Бешеная экономия на помещениях и оборудовании.

******
Ретимно как-то сплохел, а Иераклион - напротив. Матала по-прежнему хороша, хотя и суетно. Завершили гештальт, попив пива в Вори. Очень забавная деревенька. Вообще в Греции интереснее всего смотреть на греков. Любимая деревня - место богоизбранное, нужно только немцев оттуда выбить.

Продолжение...