Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
חקלאי זה גזע

О Бобах и наркоманах

Памятник первопроходцам в Лиссабоне.
Памятник первопроходцам в Лиссабоне.

В годы моего раннего студенчества приятель моей первой жены Даня Балыбин делил всех людей на Бобов и наркоманов. Возможно, был и третий таксон, но за плотностью алкогольно-временного континуума я уж и не упомню.

Я тоже делю всех людей на две категории (в одной из множества моих классификаций): на серферов и садоводов. Серферы, что важно, не те, которые в интернете, а те, которые «на гребне волны». 

Так вот садовод, он всегда пытается гармонизировать хаос в космос, в некотором роде воплощая исторический женский гендер. Он – хранитель очага. Он старается избегать острых углов, не любит потрясений, стремиться все расставить по местам. Нестриженный куст его пугает, а дикая морковь вгоняет в дрожь. У него есть представление о культуре, и о сорняке, первую он пестует, второго геноцидит. Хаос – его ночной кошмар, он боится его и осуждает. Он – филистер, он знает «как надо», и ни секунды не замедлит свое знаньице, упакованное в ночной колпак, ввернуть, и гордо оглядеться. Он очень нужен, надо рОстить сады, не всем же буревестничать, но смыслов и дискурсов он не производит, да и цены им великой не видит, не замечая связи между культурной морковью, и дикой. 

Смыслы и дискурсы он потребляет, читая, слушая, по выставкам вращаясь, и т.д. Наслаждается, если что-то созвучно его мыслям и ограниченному жизненному опыту, или с наслаждением же осуждает.

Collapse )