Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
חקלאי זה גזע

РОССИЯ-ИЗРАИЛЬ. НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД

Длинный день. Все дни перелетов длинные, но этот какой-то особый. Мама внезапно почувствовала себя неважно, и в аэропорт не поехала. То сидела и рыдала, то металась по квартире, что-бы дать еще в дорогу. Костец долго и основательно собирался, но перед самым выходом к машине сообразил, что забыл надеть носки. А вещи уже запакованы, и паковал их я, и куда я сунул носки — в­опрос темный, а вскрывать все это — занятие небыстрое, и совершенно неуместное.

Мать нашла себе дело. Бросилась, подобрала носки, вручила внуку, тут же решила, что не годятся, нашла другие, вручила… В общем «не семья — а какое-то землетрясение».

Пока таксист, традиционный узбек из «Яндекс-такси» медленно переползал через полосы замедления на Дачном, Костик смотрел на дома, детские площадки своего младенчества, вспоминал знакомые магазины, а потом радостно заорал: «А вот там была квартира, которую мы продали». Я по затылку отца понимал, что он сейчас тоже готов разрыдаться. И жалко ему не квартиры, а времени, когда он искал через заводской комитет ВЛКСМ эту «красавицу с огромным черным бантом», ходил в этот дом женихаться, и даже того времени, когда мать три раза на дню бегала туда разбираться со сложной жизнью уже своей матери — моей бабки.

Collapse )
חקלאי זה גזע

Израиль. Зима - 2



Я выезжаю на грунтовку. Зима — сезон дождей, и в лужах отражается багрово-оранжевый закат. Кажется, что дорога упирается в садящееся солнце. Обычно небо пустыни — ровный лилово-лазоревый градиент, но сейчас зима, и оно наполнено многоэтажными облаками, подсвеченными всеми оттенками красного на западе, и всей палитрой стиранного индиго на востоке. Между облачными башнями прорываются столбы света отчетливые как «карнаим»[1] ветхозаветных пророков, или лучи прожекторов на запыленной театральной сцене.

Я вспоминаю, как в первую свою израильскую зиму был поражен этим буйством небес, как часами, накручивая на велосипеде между южными поселками, смотрел на них, и подбирал эпитеты, образные и ветхозаветно грозо́вые. Как я хотел рассказать дорогим мне петербуржцам, что облака бывают другие, отличные от того свинца, который покрывает небо, под которым я родился.

Я по прежнему любуюсь этой игрой воды и света. Но молча. Без богатых сравнений.

На поле слева от дороги взошла пшеница, и оно похоже на фото из жизни богатых и знаменитых: то ли теннисный корт, то ли поле для гольфа. Эту юную зелень зачем-то зовут изумрудной. Хотя мне не видится ничего нежного и юного в цвете зеленых бериллов — лучших друзей девушек за пятьдесят. Но поле красивое, и подходит к небу. А ему, в свою очередь идет оливково-желтый John Deere[2], пасущийся в самой его середине.

Мне навстречу проезжают тайцы, возвращающиеся в свои бараки. Они сидят на открытых прицепах между коробками с прихваченными к ужину овощами, и смотрят в экраны своих смартфонов. Даже трактористы что-то читают. Им не нужно следить за дорогой — трактор вряд ли покинет глубокую колею, а навстречу в это время еду только я, а я за рулем не читаю.

Поворачиваю на асфальт, и прибавляю ходу. Машина вздрагивает, стряхивая налипшую грязь, и немолодой двигатель начинает подвывать, набирая обороты. Время медитаций закончилось. На израильских дорогах правит ближневосточная культура вождения, и тот, кто хочет добраться до дома  с миром, должен меньше смотреть по сторонам, и больше перед собой.

Я долго избегал вождения. С 1998, когда я мало не угрохал двоих, и изрядно подпортил собственное здоровье, я не брался за руль, и браться не хотел. Но одно дело пятимилионный город, где велосипед и общественный транспорт решают все коммуникационные задачи, и другое дело поселок в пустыне. Четыре года я упирался, и ездил на велосипеде, и продолжал бы ездить, если б не мечта однажды отсюда убраться. Теперь я за рулем. Неожиданно, это меня даже развлекает. Мне нравится вести по пустыне, по маршрутам, отмеченным на местных картах «4х4», а шоссе я воспринимаю как побочное зло.

Несколько минут, и въезд в мошав. По главной улице две колонны тракторов, пикапов, внедорожников всех мастей, семейных седанов, на которых женщины развозят детей по кружкам, малолитражек несемейной молодежи переваливаются через «лежачих полицейских». По тротуарам снуют дети и собаки, наш мошав далек от пасторальной тишины. Больше всего он напоминает городок из спагетти-вестернов — предприимчивый и задорный.

Я паркуюсь под живой кровлей с оранжевыми цветами, и поднимаюсь на свой бельэтаж. Не входя в квартиру, я сочиняю себе сигарету. Там внутри другой мир, и он не совсем мой. Совсем мой — дорога. Даже самая короткая. Иду ли я, еду ли я, лечу ли я — я дома, я счастлив. В неподвижном пространстве мне не так. Ни плохо, ни хорошо, не так. И я не тороплюсь в него входить.


  1. На иврите «карнаим» (קרניים) —  и лучи и рога. Из-за путаницы в латинских переводах Ветхого Завета, Моисея стали изображать с рогами, которые в поздних иллюстрациях превратились в два пучка света над головой персонажей Ветхого Завета, в отличие от Нимбов христианских святых

  2. John Deere — марка американских сельскохозяйственных машин

חקלאי זה גזע

три звезды наверное

Панорама любимых набатейских развалин. Мицпе Шифта
Панорама любимых набатейских развалин. Мицпе Шифта

1* И да, я это сделал!!! Первым делом после покупки машины, я снял с велосипеда этот уродливый багажник поганый. "Дикая Хрень" на свободе. Ща, думаю, кофейку хлопну - поеду немного покатаюсь)))

Велопрогулка задалась. Я снял багажник с велоса и все старые сумки, прицепил новую подседелку, почистил шлем, надел всё лучшее сразу, включая мой самый сексуальный памперс, набил колеса по максимуму, и поехал...
Между Кисуфимом и Беэри, ближе к Беэри, но достаточно далеко, ниппель из задней камеры просто улетел.Не выдержал давления и улетел. Запасная камера, как оказалось, от жары разложилась "на плесень и липовый мёд".
Подумал не позвонить ли Семён Васильев (Semyon Vasilyev), но решил для начала поиграть в самостоятельного. Вышел на 232 и тронулся в сторону Беэри, надеясь либо поймать на цомете автобус, либо купить там новую камеру. Прошел сто метров - навстречу Филя. Давай говорит я тебя сначала ко мне отвезу, хлопнем чего, а потом подброшу тебя домой. Давай, отвечаю, только я теперь только кофе. Он погрустнел, но отвез. Заодно выяснилось, что одна из пружинок оси ушла к богам углеродистых сталей, так что завтра в Беэри по-любому.
Я смотался в супер, вернулся, взял фотошмот и поехал гулять, звонит Филя, говорит, что был в конторе, менял Туарег на Субару, и едет домой мимо моего дома. Я говорю, стой, ключи под полковничком, я щаз.
Отлично посидели. Он уехал полями зигзагом. А что, тачка служебная, жена в роддоме у сестры, дети у бабушки в Донегалле))

Collapse )
חקלאי זה גזע

Оптом с ФБ

Хагай за токарным станком.
Хагай за токарным станком.

* Хагай говорит, что у него номерок к зубному. К какому, спрашиваю, из докторов? А он мне: да я не запоминаю имен этих русских. И тут меня что-то разобрало. "Русские", говорю придумали и сделали эту страну. От Жаботинского до Трумпельдора, от Бялика до мамы Рафуля. А тут банда марокканцев и очучхевших от пустопорожнего снобизма сабаров не может запомнить имена докторов, которые им бивни вставляют.
Начальство некисло охуело. Ты, говорит, только не волнуйся. Да я и не божежьмой.

Collapse )
חקלאי זה גזע

Кратко о строительстве сортировочной машины для фиников в Араве. +56 в полдень





* Я вернулся. Было прекрасно. Звёзды можно в корзинку собирать. Марс с финиковыми пальмами. Одно шоссе, по которому никто не ездит. Ресторан "Road 90" с парой заблудных байкеров, и девой, которая жалуется, что мы поздно приходим, уже б закрылась (8:30). Даже в Тиндере никого.

**
Люблю своих коллег. Сидим в придорожной забегаловке. За соседним столиком пара татуированных бруталов. Вы мол откуда? Мы из Отеф Аза. Смотрят сочувственно, выходят, возвращаются протягивают коробочку. Там четыре джойнта. Возьмите, говорят, по вам там палят эти козлы, наверное у вас посттравма. Нет, говорит Галь, просто с нами русский. Но джойнты взял))

***
- Вы пьяные и обдолбанные, давайте машину поведет Алон.
- Нет, он мальчишка. Ты хочешь, чтоб нас вез ребенок?
- Но у него есть права, и он трезвый!
- Пофиг. Мы ему не доверяем.
- Тогда поведу я.
- У тебя прав нет.
- Зато я трезвый.- Дима, ты не понимаешь, если нас поймают, пьяных и обдолбанных, с ребенком и трезвым русским без прав за рулем, нам вообще пиздец. Филип поведет...
мечтательный

***

21 швата

У сына в классе есть мальчик Урия из кибуца Гвулот. На фоне прочих жизнерадостных мальчиков и девочек, Урия - товарищ неровный. То нейтральный, то не то, чтоб враждебный, а какой-то угрюмо-сложный. Костик пытается его уяснить, но пока как-то неоднозначно.

У сына есть Хуг Саярут*. Это - скаутский кружок, с которым они ходят во всякие походы разной степени сложности. Раз в две недели мы развлекаемся транспортной проблемой: как доставить Костеца в Региональный Совет Эшколь к старту тиюля**. От нас это недалеко - 18 км., но ему нельзя по шоссе не велосипеде, а автостоп в заход шаббата так себе. Обычно помогают родители других детей из кибуца, которые так же ходят в эти походы, но что-то зима скосила наших детей, и из Цеэлима Костец остался один.

Теперь собираем вместе Урию и Хуг Саярут: Урия таки тоже туда ходит. Значит нужно звонить его родителям и просить их захватить нашего мальчика (для них крюк 16 км). Ну Альфия находит в списке родителей класса телефон мамы, и мы сразу всё понимаем. На аватарке вотсапа изображена принцесса Фиона в истинном троллячем обличии. Нормально все с мальчиком Урией, просто он Шрек. И точно приезжает папа Урии Дуди - мужчина также шрекообразный, в кузове их джипа квартирует огромный кавказец (для Израиля не очень характерная собака), и папа тоже не сияет приветливостью. Здесь оговорюсь, что шрекообразность, в данном случае, это не троллячий облик, но какая-то повадка, нечто трудноописуемое но легко ощущаемое. Ну забирают беню*** и исчезают.

Теперь к чему это я все: незнакомые люди, которым нужно ехать 10 км делают крюк в 16 км, чтобы забрать одноклассника сына, который не относится к его ближним друзьям, родители которого просят их о содействии на жутком ломаном языке, и едва ли когда-нибудь смогут их отблагодарить. Наверное, это просто человеческие отношения

*סיירות - разведка, исследование; корень ס.י.ר образует и разведку, и экскурсию, и крейсерство и даже мотоколяску (סִירָה)
**טִיוּל - прогулка, главным образом пешая; корень ט.י.ל. образует слова связанные со всяким праздношатанием, и обязательно ногами пешком.
***בנְי - "БНИ" - сын мой. Игра слов.
мечтательный

Махровый сионизм и прочее. עם ישראל חי

26 хешвана

Я не пишу пока велосипидаринги - мало новых маршрутов. Обязательно вернусь к ним - напишу обобщающий текст, но пока о жизни местной. BTW, знатоки, если есть таковые, как бы красиво перевести сей неологизм на иврит? Понятно, что корябать лойшн а-кодеш стремно, но все ж...

Расскажу из последнего. Ездили вчера к соседям в Гвулот, это - киббуц соседний с нашим, по шоссе 9 км, асфальтом меж полей - 12. Меж полей краше.

Костец, возвращаясь на прошлой неделе с очердного бойскаутского сборища, законтачил с местным парнишкой, как раз из этого киббуца. Тот пригласил юного Митрича "на костер" в исход шаббата. В качестве радистки Кэт указал свою мать, и записал на кусочке бумажки "има (мама)" и номер телефона. Костец подошел к вопросу серьезно, и сказал, что костру мол быть, и вообще: пацан сказал - пацан сделает.

Ехать на автобусе неспортивно, автостопить втроем (оба родителя решили, что еш сиба ле месиба [причина для вечеринки]) неостроумно, и надо ехать на велах. При этом у родителей великолепные красавцы, совокупной ценой с подержанный фиатик, а у мальца нечто, что папа с помойки собрал:). Ехать, впрочем, недалеко, по нашим меркам. Для местных - как на Луну лететь.

Перед выездом звонит Кстец по данному номеру, спрашивает это ли мама Йордена, и готовится отрепетированной фразой возвестить свое прибытие, а в ответ - не, мол, не та это мама. Упс. Естественно отменять поездку мы не стали, выехали и прибыли к назначенному часу. Тут коммуникативные способности отпрыска отказали, и он сказал, что искать мальчика в чужом киббуце один не пойдет. Ну мы: я, Митрич и Женя - наш соученик, совершенно русский парень из Омска, рыжеватый, могучий и очень фенотипичный отправились искать нужного мальчика.

На площадке дети сказали, что надо искать у бассейна, у бассейна дети сказали, что нужно спросить на стадионе, на садионе дети пытались заговорить с нами по-русски, но мы уже плотно перешли на иврит... В итоге, нашли дом. Там нас спервоначалу обгавкала зверюга, похожая на собаку (мохнатая такая меркава), а потом встретила красивая лысая женщина, которая и оказалась мамой Йордена. Вскорости нашелся и сам виновник торжества. Мы с Женей оставили детей общаться и пошли пить водку.

Дети как-то прообщались, потом у родителей Йордена нашелся благовидный предлог выпроводить нашего красавца. Но мы, как выразился Женя, дали образчик сурового мужского поведения. Ну и к ночи, переждав ливень, мы вполне спокойно возвернулись домой.

А про сионизм, это истрия мобилофотки недельной давности. Пытались запилить фоточек, стоя на пригорке - местная buena vista. А Костец корчил рожи и всяко кривлялся. Я начал предлагать ему разные лозунги духоподъемные, вроде про "пролетарии всех стран...", "мы построим новую школу", и пр. Но нужный энтузиазм вызвал только вынесенный в заголовок - עם ישראל חי - " Живи народ Израиля!" Парню здесь нравится, кроме шуток, по-настоящему. Он, как и все мы скучает по персоналиям, оставшимся в России, но не более. Его любимая мантра: "Уже только ради этого стоит здесь жить". Применять к самым разным материям и идеям: от отсутствия домашки в школе, до принципиально отличного от России отношения к детям.

Засим, откланяюсь. Дам отдохнуть каляму.