Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
חקלאי זה גזע

Искусство символа и чистая эстетика

Тут я как-то неосторожно ляпнул, что современное искусство — есть искусство месседжа, в противоположность некоему «чистому искусству», которое сплошь ради чистой эстетики. Чувствую, что соврал, и спешу оправдаться.

Видимо, искусство, по крайней мере изобразительное, всегда развивалось по какой-то сложной синусоиде, в которой по одну сторону оси находятся приоритеты символически-знаковые, а по другую — эстетически-описательные. То есть первые же наскальные рисунки были и художественной рефлексией, и ритуально-знаковым объектом. Причем иногда «и», а иногда «или», такой вот фазовый сдвиг. При этом, и художественное прочтение символа, и художественное прочтение реальности, и шифрование символов в изображении сущей бытовухи, и вульгарная дешифровка сюжетов символических — всё это существовало одновременно, но в определенные эпохи направление асимптоты менялось.

Так, мы вульгарно понимаем искусство средневековья как, по большей части, символическое, религиозное в любом месте: от витража в соборе, до орнамента на воротнике, этакое «видимое богословие»; а искусство, например, позднего возрождения — визуальным гедонизмом чистой воды. Когда художник любовался богатством мира, упивался своей способностью его изобразить, а если инквизиция спрашивала: «откуда в «Тайной Вечере» столько жирных кусков, бухих стражников, попугаев, мартышек, шлюх и блэк-джека?» — стремительно менял подпись. (см. Веронезе «Пир в доме Левия»).

Collapse )
חקלאי זה גזע

Как стать (быть) фотографом

Тут пообещал я написать каких-то букв по вопросу: как учиться на фотографа. Пообещал, и закаялся. Потому что совершенно не в курсе дела. То есть я знаю, что у нас на Ближнем Востоке и у них на Западе фотография — нормальная академическая дисциплина. Её учат в университетах, и получают степень в «искусствах».

На просторах «одной шестой» раньше это было образованием техникума вроде, а что сейчас – вовсе не ведомо. Вопрос получается как-бы не стоит. Можно поискать что-нибудь на подобие «фотограф — академическое образование», и скорее всего найдется нечто. А может и нет, но при нынешних делах никто не мешает открыть программу любого курса любого внятного университета заграничного, и пройти его дистанционно. Прохождение академического курса дает некую сумму баллов. При последовательном прохождении курсов, хотя бы и разных вузов, набирается итоговая сумма, с которой можно попробовать защитить степень в понравившемся университете, и украсить стену дипломом. Это — путь формально упорядоченный.

Я им не хожу, потому как денег у меня особо нет, времени тоже, и так далее. Поэтому я изобрел собственный велосипед, и только о нем и могу экспертно говорить.

А велосипед этот начинается с определения предмета: что есть фотограф? Светописец — слово, нежно любимое Андреем Юрьевичем, то есть регистратор естественного, или искусственного светового рисунка посредством технических средств, или медиум — обладатель особого зрения, этакого oculus spiritalis, которым он видит нечто метафизическое, но существующее, и умеет это показать менее зоркой публике? Или и вовсе он true-художник, т.е. конструирует свою реальность, а презентует её именно фотофиксацией? Наверное, все имеет право быть, а еще легион определений, которых я не коснулся, но субъективно мне ближе второе. Медиум.

То есть, я как фотограф имею дело с реальностью. Физической или философской, но с некоторым объективно существующим, и более того, чувственно воспринимаемым феноменом. И здесь можно говорить о «слепоте зрячести, или зрячести слепоты», но я предпочитаю метафору мозоли. Когда я занимался академической греблей, на ладонях моих была такая ороговелость, что я мог эффектно тушить окурки в кулаке без ощутимого дискомфорта. Но почувствовать некую тонкую текстуру не мог. Мое осязание было притуплено мозолью — изменением чувствительной поверхности, эту чувствительность снижающим. Так и зрение. Большинство нормальных людей имеет «намозоленный» глаз. Их зрение ограничено, не функционально, но на уровне настроек. Им, чтобы взаимодействовать с реальностью, требуется «загрубить» видение, чтобы понизить энергозатраты на обработку информации. Это нормально, и эволюционно правильно. С другой стороны, получая картинку из мира ими невидимого они испытывают наслаждение, чувственное и интеллектуальное. Они эту картинку хотят. Не как постоянное дополнение к собственному зрению, но как некий кундштюк, забаву, но забавы человеку жизненно необходимы, агедония убивает.

Collapse )


חקלאי זה גזע

Школа "Текст для инстаграма". Урок второй: метафора-шметафора

Помни, автор, обильная метафора — убийца текста.

Метафора крайне редко бывает к месту, кроме как в анекдотах про Ходжу Насреддина: «О солнцеподобный, походкой сходный с жеребцом аравийским, голосом подобный льву…», и так далее.

Текст, нафаршированный метафорами мгновенно выдает отличницу, которой восхищались деревенские учителя русского и литературы. Тем то нравились к месту расставленные запятые в килотонных деепричастных оборотах. А вся прочая развесистая джигурда впечатляла словарным запасом автора, на который реальному читателю пофиг, он этих словес не понимает, и до конца длинные фразы не дочитывает.

Вот пишет Ерофеев: «А она — подошла к столу и выпила, залпом, ещё сто пятьдесят, ибо она была совершенна, а совершенству нет предела.» Тут и образ, и амплификация, и понятно все.

Сама по себе метафора может и не ужас-ужас, но орудовать ей надо аккуратно. Метафора для автора – что огнемет для ремонтника, эффективно, но стремно, крантик нужно держать прикрытым. В «Песни песней» сказано: 

Округление бедр твоих как ожерелье,

дело рук искусного художника;

живот твой — круглая чаша,

в которой не истощается ароматное

вино…

Collapse )
חקלאי זה גזע

Этнопроизводственное

Серега
Серега

При всей своей рукастости, большинство моих коллег не блещет образованием, или широтой кругозора. Так, например, связь между током, скоростью подачи проволоки и толщиной стали для них не очевидна. Поэтому все варят автоматическими цифровыми машинами Fronius, где можно выбрать один из параметров, например толщину стали, а все остальное подстраивается само. Я же сражаюсь с древним, но «теплым ламповым» аппаратом с тремя ручками наводки и скверным характером.

При этом все неимоверно гордятся своими трудовыми навыками. Так сегодня, пока я менял проволоку, толпа собралась вокруг моего KempoWeld и стала обсуждать некоего Валида, по мнению собравшихся, великого чемпиона по работе с такими машинами. Я с ним работал в Цеэлиме. Приятный парень, и действительно клал красивый шов. Только, если он переходил с толстой стали на тонкую, он не менял настроек машины, а просто начинал шуршать ручками пропорционально быстрее. И у него даже получалось. Хотя качество провара, конечно, оставляло желать.

Или в обед пытался объяснить Хасану Маленькому правило рычага. Мужик пытался выправить поплывшую конструкцию трубным ключом, прикладывая усилие на коротком плече – максимально близко к сварочному шву – виновнику всей проблемы. С его слоновьей силой он почти преуспел, но не в полной мере, и уже собирался греть всю дуру автогеном и бить кувалдой, когда я тем же ключом но в четверть метре от его точки опоры таки натянул презерватив на глобус без очевидного напряжения.

Collapse )
мечтательный

Глупости и баловство

Всю жизнь сокрушался, что не умею рисовать. Регулярно хватаюсь за какую-нибудь книжицу "1000 приемов рисования глокой куздры", карандаши и резинку, и фигачу некую туфту, которая совершенно не радует. А вчера сел, и в иллюстраторе кривыми сочинил силуэт, ипортировал его Shape Path'ом в фотошоп и неожиданно доволен. Наверное планка качества упала:) Теперь думаю, что надо найти модель с бедрами (ну такой у меня эстеический идеал) и в латексе её на красном оформить. Светить шторками с красным же фильтром:)
body-1
мечтательный

Про психотерапевтический портрет

Это текст не иллюстрируется по этическим соображениям.

Эта история началась, когда мне поступило первое предложение сделать портрет для женщины, у которой случился «кризис в отношениях». Я совершенно осознанно пишу сделать портрет «для женщины», а не «портрет женщины». Дело в том, что на этом портрете отнюдь не требовалось отображать следы упомянутого кризиса. В данном случае была задача «снять так, что бы было понятно, что я ОК!» Ну и кроме того, модель доживала последние дни в очень красивой, совершенно не своей квартире, в которой и собиралась позировать.

Мы  чудесно поснимались: валяли дурака, и немного нарушали интерьер, и в итоге я даже думал начать новую серию портретов «Женщины на грани нервного срыва», но воздержался. Воздержался из соображений этических – девушке и вправду было скверно, делать искусство на действительных мучениях живого человека мне тогда показалось не comme il faut. Мне и сегодня так кажется, но, во-первых речь сейчас не об этом, во-вторых для таких штук есть некоторый срок годности, может когда-нибудь я эти снимки и покажу.

Не знаю получшело ли модели после наших съемок, или другие какие-то причины были для изменения состояния духа, отснялся – и забыл… Спустя пару лет, ко мне обратилась знакомая – дизайнер интерьеров. Она делала квартиру для дамы, которую перестал содержать некий крупный чин. Квартиру она получила в отступное, но в придачу ей досталась и нарушенная самооценка, и много чего еще. Тогда была идея снять даму обнаженной и украсить этим изображением её девичью светелку, чтоб она смотрела на себя – неимоверную красавицу, и наполнялась чувством удовлетворения и восхищения.Collapse )
мечтательный

О ремесле

Я – коммерческий фотограф. Что это значит? Во-первых, именно то, что приходит в голову сразу – я снимаю за деньги, это – моя работа. Я сознательно избегаю словосочетания «профессиональный фотограф» его заездили употребляя не к месту. Да и мера профессионализма в современной российской фотографии несколько размыта.  Во-вторых, я помогаю людям делать бизнес. Я снимаю рекламу, помогая продвигать товар к потребителю, я снимаю оптовые и розничные каталоги, обеспечивая технологичность продаж, я снимаю корпоративный репортаж, главным образом, исполняя заказ HR-подразделений, но не только.

Всё это я делаю максимально хорошо, а иногда и вполне художественно, но я всегда понимаю свое место в технологической цепочке -  я обслуживаю бизнес. Это позволяет мне относиться к заказчику адекватно: я, с одной стороны, никогда не учу заказчика жизни, с другой стороны, стараюсь не идти у него на поводу, если вижу, что его требования идут во вред делу.

Я ремесленник, и я этим горжусь. Ремесло – это мастерство, уважение к своему труду и инструменту, уважение к деньгам. «Фотохудожник» может пожертвовать интересами клиента ради искусства, ремесленник нет. Я не двигаюсь наугад, не доверяю наитью, точно знаю границы возможностей техники, да и свои собственные. Любая моя фотография – это планирование, контроль и технологическая культура.

Искусство – это когда в ремесле начинает жить Божий промысел. И такое может случиться в любой момент и в любом жанре. Если снимая торт для каталога, мне удается показать его не только как объект, но и как идею кондитера, если в рекламе ювелирного магазина мне удается снять драгоценность конгениально её собственной эстетики, я надеюсь, что мое ремесло становится искусством.

Но главное в ремесле фотографа, в моем понимании, это таки уважение. Во всяких и многих смыслах этого слова. Фотограф увлеченный искусством может пренебрегать этим «уважением». Он может опубликовать фотографию, которая, мягко говоря, не красит его модель, может перейти границы не только корректности, но даже и безопасности. Фотограф-ремесленник, напротив, обязан возвести корректность в абсолют, и быть готовым пожертвовать шансом создать произведение искусства ради своего клиента, безупречности своего ремесла.