Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
חקלאי זה גזע

ВЕНЕЦИЯ. ЗИМА - 3

Утро начинается рано. Я просыпаюсь по-деревенски, здесь нет и пяти. Не хочется выходить до рассвета, и я пью кофе в номере, пишу, читаю, поглядывая в окно, в ожидании мига, когда «пурпурная Эос» подсветит студенистую воду лагуны. Как только небо над крышами начинает светлеть, я выхожу на улицу. Холодно, я напряжением духа не даю себе ускорять шаги. Я должен смотреть, и видеть, а это нелегко на бегу. Поэтому я не торопясь, но постукивая зубами, продвигаюсь куда-то в направлении Сан-Марко.

Абсолютный аттракцион — движение на каналах. И это не о гондолах. Они мне не нравятся. Их ассиметричные корпуса лишены изящества силы настоящей лодки. Они не созданы спорить с волной. Они как мурены крадутся по узким протокам, и в их тихом кособоком проворстве есть что-то предательское, а черный лак отдает катафалком. Такси — другое дело. Стремительное тело, морда со впалыми щеками, полированный тик палубы, надраенные медяшки. Тихий рокот малых оборотов мощного мотора мешается с плеском воды. Но не такси единым: бесконечные барки и баржи, груженые всем, что можно вообразить, от строительного мусора до стиральных машин, снуют, кивая мачтами грузовых стрел. Катера скорой помощи, барки муниципалитета, вывозящие отходы, пассажирские вапоретти, бесчисленные частные лодки. Плавучий Вавилон.

Collapse )
חקלאי זה גזע

Давний поцелуй

Как-то вечером, на выдохе восьмидесятых, я целовался с девочкой. В свете уличных фонарей её губы светились лиловым, кожа темнела тем голубовато-смуглым, которая бывает у генетически-южных питерцев, а снежинки таяли на почти черных волосах.

Я обнимал её, хрустя большим мне отцовским пальто, и стоически снося упиравшуюся в спину гитару, замотанную в старую "олимпийку". А по улице "Подводника Кузьмина" не двигалось ни пешехода, ни машины, и можно было расслышать, как падают снежинки.

А к чему вспомнил? А к тому, что как и тридцать лет назад, скоро зима, и я что-то не сильно меняюсь.

За неимением фото ночной улицы "Подводника Кузьмина", фото ночного Люцерна
За неимением фото ночной улицы "Подводника Кузьмина", фото ночного Люцерна


мечтательный

Это было давнооо (с приближающимся днем геолога)

Не знаю даже, к чему вспомнилось, наверное к этому...
В августе 96-го я проводил лето на НИС "Профессор Логачев". Вспоминаемый эпизод имел место быть в солнечном Норвежском море, для наглядности, возле острова Ян-Майен.

Ночь, собачья вахта, не то что бы штормит, по меркам Северной Атлантики и не штормит вовсе, а так - покачивает, но непривычного может и стошнить. Сижу в лаборатории, взвешиваю отжатые образцы из трубок. Тут забегает один из тральцов и сообщает, что требуется моё соучастие, в качестве неквалифицированной рабсилы. Выхожу за ним на палубу, а палуба красивая... Где-то снежок серебрится, где-то сосульки мерцают, с неба какие-то сопли валятся, короче Арктика дышит Бореем.

Оказалось, что пришло время поднимать "рыбу" - буксируемый сонар, который мы таскали с научными целями, мол глубина уменьшается, сонар слишком близко ко дну, надо бы трос выбрать. А выбрать никак, потому как траловая лебедка крутится не хочет, по каким-то несущественным механическим причинам. Задача вроде не сложная, перевести трос на вторую лебедку и выбрать его, но сам перевод связан с немалыми физическими усилиями, при том, что траловая палуба низко и её заливает забортной водицей.

Описывать в красках не буду, суть и соль истории в том, что всю операцию, длившуюся часов пять мы вели активный радиообмен между лебедочными постами и мостиком. Уже под утро, когда на мостике сменилась вахта, очарованный красотами русской речи тралмастеров, вахтенный помощник переключил наши монологи на судовую трансляцию. Мы сумели впечатлить не только наших морских волков, но даже и американцев. Ну тех из них, которые немного по-русски понимали. А таких там было.

А выглядел я тогда вот так:
1