Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
חקלאי זה גזע

Ветер

Фото старое)
Фото старое)

Вышел с работы в совершенную неподвижность. Подумал, что даже движение молекул воздуха отменили, ничто не дрогнет: ни травинка, ни колосок. Никаких звуков, кроме дальней музыки из наушников, подвешенных на шею.

Едва выкатился из ворот как потянуло с Северо-Запада. Сначала намеком, спустя несколько минут сильнее. По-летнему рыхлый песок закружил призрачными змейками, и когда я уже повернул с полей на проселок к Гвулоту — ударил первый шквал. Не то, что бы буря, но ощутимо. Я успел понадеяться, что так и будет порывами, но не судьба; как-только я встал на асфальт в сторону 232-ой дороги, воздух сгустился, и навстречу мне засвистел плотный, не ослабевающий, но и не усиливающийся Норд-Вест — «мечта» велосипедиста.

Я понизил передачу и придавил педали, приготовившись с затяжной борьбе с ветром на десятикилометровом подъеме. И тут что-то сместилось в восприятии мира. Со мной мои верные подружки: Имельда Мей, Омара Портуондо, ЗАЗ и навсегда молодая Эмми, и друзья: Игги Поп, Нат Кинг Коул, Джонни Кэш и все возлюбленные кубинские старички. А ветер – он не против меня, он не соперник, он партнер по танцам. Тем более, что на иврите ветер – она.

Так и протанцевал до въезда в мошав. Только пришлось песок отплевать. Всегда скалился, когда танцевал.

Чеширский старый

Клинопись

 Фото: Д. Абезгауз Клинописные тексты, возможно, образчик одной из самых элегантных и эстетичных систем архаичной письменности. При том, что эстетика клинописи проистекала не из стремления к каллиграфическим изыскам, но была обусловлена природой «канцтоваров»: тростникового каляма и таблички из сырой глины. Элементом текстового знака являлась черта на глине, более широкая в начале, где производилось нажатие заостренной тростинки — каляма, и суженная в конце, когда калям отрывался от поверхности глины.

Чтобы в полной мере оценить красоту клинописного текста, стоит обратить внимание на предпосылки его появления. Первые глиняные таблички с текстом были обнаружены в Междуречье в последней трети четвертого тысячелетия д.н.э.. В это же время было изобретено колесо и человечество рассталось с энеолитом, и перешло от холодной ковки меди к ее горячей обработке. Шумерские и эламитские племена создают весьма урбанизированную цивилизацию, в которой зарождается конфликт города и деревни, порождающий, в свою очередь, потребность в записи тех или иных событий и состояний, без которой немыслимо настоящее администрирование. Таким образом, клинопись зарождалась в весьма бурную «эпоху перемен», что, возможно, и объясняет ее несколько конструктивистскую эстетику. Эстетику предельной функциональности.

Изначально знаки клинописного текста являлись пиктограммами, то есть картинками, обозначающими именно нарисованный предмет. Картинки эти были изначально схематичными, так как зубилом по кирпичу-сырцу особо не разрисуешься, но с течением времени их схематизм стал приобретать еще большую абстрактность, и в этот момент произошел переход от пиктограммы к идеограмме — картинке-идее. В этом случае комбинация картинок обозначала не сумму их значений, а некое абстрактное понятие.

Следующим шагом развития клинописи стало использование ее знаков для обозначения фонетических элементов, в данном случае слогов. Появилась возможность выразить частную манеру речи, и произошел переход от утилитарного текста, к тексту художественному. И появилось первое литературное произведение, относящееся к письменной культуре – «Гильгамеш».

Лично для меня, великой загадкой является тот факт, что клинопись, явление из сферы сколь литературной, столь же и визуальной эстетики так мало существует именно в визуальной культуре. Дальневосточная иероглифика — пожалуйста, египетская — да ради Бога! Пиктограммы Майя и слоговая азбука Гэз в изобилии присутствуют в современной прикладистике, а вот клинописи, первой протоевропейской системы письма, я почти не вижу.
На фото кольцо «Клинопись», Арен Баян, Москва.