Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
חקלאי זה גזע

Любовь болта с гайкой

Некоторые местные, когда видят относительно свежего русского оле без швабры, и с умной мордой, переживают существенный, временами угрожающий когнитивный диссонанс. Не все конечно, но заметная часть.

А если по существу, то фрезерный станок, подержанный, по случаю купленный у Цви Штрумберга, сломался. Не сказать, чтоб это был сюрприз, последний раз он это делал позавчера. Да и Цви признается, что бывали с ним затруднения.

Но дело тут в том, что позавчера он сломался, когда им оперировал Хагай, а сегодня я. И это не просто «две большие разницы». Это, как если бы сломался фрезерный станок у шамана карго культа с Соломоновых островов, или у Фомы Аквинского.

Хагай призвал Арнона, тот призвал Радая, вместе они открыли блок питания двигателя, и пошевелили провода, померяли ток, закрыли блок питания и все заработало. Когда история сегодня повторилась, я, по настоянию Хагая, повторил и камлания, но на сей раз не помогло. Тогда Хагай сказал, что у него нет времени с этим разбираться, и что у меня карт-бланш на починку.

Радай
Радай

Я же призвал Поисковые Системы, и скачал описалово к цифровому модулю управления станком. Это древняя американская машина семидесятого года рождения, но с относительно модерновыми примочками. И я был абсолютно уверен, что «подергать провода» — идея сродни бития кроличьей лапкой в бубен, и корень зла именно в этом модуле.

Collapse )
חקלאי זה גזע

Производственое))

С воскресения намекал Куки, что подход к плазмакатеру — не "склад дохлых негров". Когда он там пристроил первую палетту с редукторами, я почуял неладное. Далее палетты со всяческим говном расположились в два ряда, а вишенкой на торте оказался сломанный сварочный полуавтомат. Он встал в третий ряд.
Сегодня пришел заказ на резку. Плазмакатер — единственный станок в нашем хозяйстве, на который заготовку ставим не руками, не погрузчиком, не тельфером, а манископом — телескопической стрелой на тракторном шасси. Лист стали в пол дюйма, три на полтора метра, весит под половину тонны, и мне нужен нормальный подход к станку.
Пожаловался хозяину: мол твой менеджер засрал весь цех. Понимание встретил, но не действенное.
В середине дня осерчал, прикрутил на трактор бульдозерный ковш, заехал в цех, и вынес разом к бениной маме весь склад новинок: редукторы, электродвигатели, какие-то ценные метизы, детали культиватора, ленты для сортировочных транспортеров, новую спецодежду... После чего проинформировал немало охуевшее начальство о том, что через десять минут я вернусь со склада с сырьем, и раздавлю все, что будет лежать на дороге.
Убрали. Теперь Куки со мной не разговаривает. Да и отлично, "менеджер" слесарю не товарищ.)))

חקלאי זה גזע

Коллеги и немного посторонщины

Одну штуковину железную подрядчики согнули не под тем углом, то есть совсем не под тем - вместо условных 30° сделали 120°. Пока я искал подходящую оправку и соображал как все это закрепить, и где усилие приложить, Хасан-маленький, сильно грустный после моей очередной лекции по прикладной геометрии для слесарей, согнул эту фигню руками об колено.

Профиль 40х80х3,5 руками об колено по узкой стороне, Карл! На фото он ее варит.

Этот чувак может Геркулеса в "Пятнадцатилетнем капитане" без грима играть.

Хасан-маленький in action
Хасан-маленький in action
Collapse )
חקלאי זה גזע

Работа — жизнь моя

https://instagram.com/p/BsFRLCXhPwd

Хагай: Дима, ты знаешь, что на иврите значит "метаскель" (לתסכל - фрустрировать)?
Я: Представь себе, да.
Хагай: Так вот меня чертовски фрустрирует, если работа не летает. Я не могу зарабатывать, если мои рабочие не шевелятся. Ты понимаешь? Ты знаешь что случилось в Нью-Йорке?
Я: Биржа упала. Тель-Авив просел по индексам на 7%.
Хагай: Хорошо, значит ты меня понимаешь...
Хасан: Дима, что такое "метаскель"?
Я: Ну это такой облом, который приключается с человеком, причем постоянно, и он и "кушать не может", и хер у него не стоит.
Хасан (оглядывает фронт работ, садится и закуривает): Ну все. Хана этому ишаку.
....
Видимо неочевидную связь между хагаевой фрустрацией и Тель-Авивской биржей, Хассан понимает без объяснений. Я таки не вполне. Наверное завтра у него IPO.

Хагай — мой начальник, Хассан — мой коллега, мастер цеха.

חקלאי זה גזע

вечные ***




Лицо тракториста привъезде в цех, ну и трактор его соответственно. Иногда мне кажется, что я тону во всем этом, просто тону.

Нет ни рефлексий, ни стремлений, ни внятных целей. Строго говоря, я просто занимаюсь "пешковским" прохождением жизни. Но хорошо её проходить в тридцать, а вот в заметно более познем возрасте, появляется чувство, что не я прохожу жизнь, а она уходит. Не обогащая, не насыщая, не пробуждая реакций. Понятно, что все это диалектика, и процесс взаимопроникновенный, но от чего-то тошно.
Забавно освоить все эти адские механизмы, но вопрос "зачем", он уже даже перестал стоять, и это-то и пугает. Я конечно утешаю себя мыслью, что я переживаю какой-то очень сильный новый опыт, но перспектива его применения все туманнее. Ну научился я водить трактор, подъемник и т.д., и что? Это при моей невостребованной квалификации и умении думать — сущее ничто. Я обретаю навыки ручного труда, но неоправданной ценой. То, что любой мальчишка осваивает за час, я мучительно зазубриваю неделями. Я продвигаюсь в изучении очень непростого языка на котором с трудом говорят 8 миллионов человек, и все безграмотно. В этом языке невостребована ни журналистика, ни иной литературный труд. Я однозначно получил некоторые очень важные вещи, но и заплатил за них по самой высокой таксе.

И все это я пишу вместо исходного месседжа:)
А хотел я написать, что как только хороший фотограф находит свою "фишку", и начинает ее успешно монетизировать, он тут же умирает как фотограф.






мечтательный

И снова о труде

Попробую начать сначала. Моему трудовому стажу в Израиле исполняется год. Четвертому месту работы нет и месяца. В прежнем мире, таких как я называли "летунами", но нонеча не то, что давеча. Я в новом мире, и в нем я новорожденный. Ни о каком осмысленном выборе работы речь не идет. Я продаю то, что удается продать. Беженец распродает вещи, расставаясь с тем, без чего обойдется завтра; я продаю не лучшие навыки, но те, что можно пристроить.

Я начал слесарем в кибуцной слесарке с гордым названием "Центр разработки механических устройств". Тамошний начальник прикупил по случаю подержанное ооборудование для лазерной резки металла, и нуждался в ком-то, у кого хватит нахальства попытаться всё это дело смонтировать и оживить. Исходя из достаточно правдоподобного предположения, что вся эта штука не сильно сложнее принтера, я заявил что готов попробовать. Он согласился с условием, что я начну с работы в цеху, чтобы, как он выразился, "почувствовать руками материал". Я подумал, что в этом есть резон и приступил.

Что такое металлообрабатывающий цех в Израиле: это большой навес на металических опорах, с относительно закрытыми стенами. Никаких систем климат-контроля, кроме гигантских вентиляторов и просветов в стенах не предусмотрено, поэтому летом может быть очень жарко, а зимой очень холодно. Часть работ проводится на дворе в утренние часы, пока солнце еще не начало жечь. Квалификация слесаря включаент в себя умение обращаться с ручным инструментом, главным из которого является болгарка, сверлильным станком, гидравлическим пресом и его производными, варить полуавтоматом в CO2, резать автогеном, если умеете токарить, хотя бы немного, и варите электродами — вы эксперт, если умеете варить аргоном - суперзвезда, если знаете основы начертательной геометрии и читаете чертежи - можете претендовать на серьезныую зарплату. Абсолютно обязательно иметь права на подъемник. То, что все промышленные постройки временные, и производство легко перекочевывает с места на место, ведет к тому, что в них редко монтируют тельферы и лебедки, и весь спускоподъем осуществляется именно подъемником.

Из всего вышеперечисленного я умел болгаркой и дрелью, и не боялся встать к токарному станку. Я не умел говорить, кроме нелепой лексики из ульпана, о котором я как-нибудь напишу отдельно, и кое-чего из самообразования по части грамматики. То есть наличные полтора слова я приставлял друг к другу достаточно уместно. Никакого представления, о том как устроены трудовые отношения в Израиле у меня не было. Какие существуют особенности отношений в коллективе — не понимал. И вообще явился полным чебурашкой — неведомым зверем, которого нашли в ящике с апельсинами, и пытаются приделать к общественной пользе.

Структура рабочего дня в целом такова: стартуем в семь, завершаем в пять. Из этих десяти часов вычитается сорокаминутный обед и две десятиминутных переменки на кофе. Всё остальное время нужно работать, и это не шутка. Простой, перекур, неопределенные занятия - за этим следит мастер цеха, которого зовут менаэль ицур, и который первый гад пролетарию. Остальные рабочие также за тобой приглядывают и опционно постукивают, но это уже вопрос внутриколлективный. Мне относительно повезло, я пришел помощником слесаря в бригаду, состоявшую поначалу из семи бедуинов и одного русского — "еврея по теще", которые приняли меня очень хорошо, объяснили где нужно напрягаться, а где не обязательно, как прирастить себе рабочих часов: учет времени ведется картоматом, и если правильно отмечать начало и конец рабочего дня, то набегают минутки, которые в итоге складываются в сверхурочные часы, а они оплачиваются отдельно.

К тому моменту, как назрел кризис — часть бедуинов уволили и наняли вместо них русских товарищей с биржи труда (на самом деле, коах адам - это специфическая для постсоветских людей форма найма, не имеющая отношения к бирже труда), я уже освоил сварку полуавтоматом и газовую резку, и навтыкался во всяких ручных операциях, а гидравлический дырокол — минакевет стал моей визитной карточкой).

О работе с "русскими" я тоже напишу отдельно. Но в данном случае, их появление резко напрягло отношения в бригаде, и развязало руки мастеру цеха — редкостному, прямо скажем, персонажу. К тому же, лазерный резак как лежал в гуано, так и продолжал там лежать. И наш главный совершенно не заикался о продолжении этого разговора. Когда же я на заметно полутшавшем иврите завел с ним беседу о подъеме жалования с минималки до каких-то заметных сумм, он отдался лишь на один шекель в час, что меня никак не устраивало. И наконец я перехал из кибуца в мошав, и лишился удовольствия ходить на работу пешком триста метров, а стал ездить 18 км на велосипеде туда, и столько же обратно, что и привело меня к решению сказать спасибо этому дому.

*** продолжение следует ***
мечтательный

שלוש ארבע ולעבודה || три-четыре на работу

הבוקר בא, הבוקר בא, אז תגיד תודה

שלוש ארבע, שלוש ארבע ולעבודה


Вынесенные в эпиграф строки из песни Арика Айнштейна (“Наступило утро, так скажи “спасибо”, и три-четыре — на работу”) вполне соответствуют нынешней биографической загогулине.

С первого мая (символично) мы с Альфией вышли на работу. Я в местный “Технический центр”, она в школу реабилитационного центра для детей с особенностями развития. Я подмастерье всех и менеджер по швабре (на ивроаравите - балабай мататэ), она помощница учителя-воспитателя в коррекционных классах.

За Афю дальше писать не буду, захочет - сама расскажет, продолжу за себя. Наш центр - на самом деле небольшая механическая мастерская, вполне похожая многие те, что показывают по каналу “Дискавери”. В ней не только паяют-починяют, но и разрабатывают и создают различные механизмы для сельхозработ и не только. Есть заказы, отданные на субботряд крупными заводами, которым невыгодно возиться с неконвеерной машинерией.

Работают десять человек Гиль — управляющий, инженер-проектировщик, токарь-многостаночник и т.д.; Алон — прораб, мастер цеха, сварщик, слесарь и т.д. русский мужик Сергей — все в одном и абсолютно золотые руки, практически ценнейший кадр и главная ударная сила, шестеро бедуинов: слесарь всё-в-одном Фарид, балабай-многостаночник Якуб, и четверо парней разной степени профобученности, но владеющие всем, от сварки до фрезерной работы.

Наш главный, мужчина сумрачный и сурьезный, с вечным блютусом в ухе, пистолетом на поясе и кучей инструментов по карманам. Алон — очень непростой дядя, но существенно более жизнерадостный и широко владеющей русской специальной лексикой, Сергей — совсем непростой, как и положено “Левше”, но хорошо представляющий местные реалии. Человек, набитый под завязку неимоверными, но очень достоверными историями. Вообще, при его умении замечать какие-то очень значимые и ёмкие детали, из него вышел бы прекрасный журналист.

Бедуины разные: молодежь приветливая, доброжелательная и очень заводная, в кубинском таком стиле, старшие пытаются выглядеть степенно, но у них не очень получается. В целом, на первый взгляд, компания очень симпатичная, как дальше - будем посмотреть.

Работа тяжелая. Много физухи, постоянное напряжение: вдруг чего-нибудь не пойму, или, что хуже: пойму не правильно, и запоганю работу. При моей глухоте и грохоте в цеху, и по-русски было бы непросто. При том, что я умею руками, много механизмов мне незнакомых, да еще и все таблицы размеров и допусков в другую сторону:). Кроме того, я всю жизнь бежал от работы в замкнутом помещении, и случайном коллективе, но тут делать нечего.

Есть приятные обстоятельства: в спецовке, которую мне выдали, я могу позировать для агиток Гистрадута - образцовый еврейски рабочий (если узкий глаз разуть:)). Кроме того, очевиден результат труда: вот я нарезал шалабушек, а вот их уже варят, а вот готовое шасси комбайна… Это гораздо более вдохновляет, чем выполнение изолированной конвеерной манипуляции.

Грант, который мне выделили как худотворцу оказался много меньше того, что описывали, но и на том спасибо. Однако его совершенно недостаточно для старта фотокарьеры. А значит нужно немного обрасти деньгами, разрулить быт, устроится в обществе, микроэкономику которого я до сих пор не понимаю.

Таким образом в моей профессиональной художественной карьере наступает перерыв, играю за любителей. Ну может это и к лучшему: за последние годы “я так вижу” заказчиков, далеко не всегда блещущих визуальными талантами, настолько сломало мне мозг и глаз, что я и снимал-то часто без радости. А так есть шанс смотреть на мир своими глазами. Ну и сионистская идея о “завоевании земли трудом” мне всегда нравилась. Говорят, что в современном Израиле это неактуально, ну и хрен с ними, мне это важно.

Ну и напоследок - песенка:)

мечтательный

Микрокраеведение в картинках

Утром с Альфией прошлись по кибуцу. Посмотрели на ту часть в которой собственно аборигены живут. Кину несколько хаотичных фоток.
Это - предыстория. Альфия загорает по хозяйству.

Collapse )