Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

мечтательный

Политика партии. Обновляемое

Дорогие гости, я веду этот журнал с 2004 года. Начинал я его почти юношей трепетным, сегодня ж я муж, с лицом утомленным пьянством и развратом бдениями над манускриптами и суровой аскезой.

Я коммерческий фотограф широкого профиля. Живу и работаю в Санкт-Петербурге, c августа 2015 в Израиле, но выезжаю на гастроли, коли есть потребность. Моей профессиональной деятельности посвящен «официальный» сайт, здесь же всего помаленьку: тексты обо всяком разном, картинки различной степени нелепости, короче всякий субпродукт.

Здесь иногда встречается ненормативная лексика и adult content, так что уводите детей от мониторов, или стойте у них за плечом.

У меня нет никакой френд-политики. Я могу подписаться на полупустой журнал хорошего человека, которого знаю в реале, а могу и не подписаться, могу увлечься ЖЖ совершенно незнакомого автора, если там интересно - зависит от положения звезд. Никакого взаимофрендинга нет и не будет, мне искренне безразлично количество читателей данного журнала. Если вы хотите именно подружиться пишите в комменты - они скрыты.

Впрочем - велкам.
חקלאי זה גזע

Шестое чувство

Ехал утром приграничными полями на велосипеде. От Нир Оза свернул на одну из осевых грунтовок по направлению к Газе, занесенную песком рыхлым, и от того не быструю. Еду, и вдруг очень остро чувствую, что за мной наблюдают, и причем в прицел. Я к таким чувствам отношусь предельно внимательно. Вот и тут никаких сомнений, что раз мне так кажется, значит так и есть. Однако до забора километра полтора, до ближайших строений Хузы, наверное, все два. То есть, шанс что подстрелят ничтожен, да и ветер.

Кибуц Нир Оз
Кибуц Нир Оз

Но ощущение опасности меня не покидает. Я немного ускоряюсь, насколько позволяет тяжелый грунт, и сворачиваю в лесозаградительную полосу. Еду и думаю, что никаких причин для беспокойства нет, и быть не может. Что не было ни предупреждений, ни обострений, ничего такого. Что когда таки есть основания для беспокойства, военные перекрывают приграничные дороги. Но ведь чувство-то было. 

А еще думаю, что странно, вот только говорили с Костецом о страхе смерти, и я сказал ему, что его у меня нет. Я боюсь заболеть, просесть по деньгам, еще кое-чего по мелочи, а вот умереть не боюсь. На встречу с Создателем я не тороплюсь, тут «не бывает опозданий», но, в целом, к ней готов. И вот появление таких ощущений может быть никак не связано с реальной опасностью. Просто сознание проверяет само себя на постоянную готовность.


мечтательный

Велосипидаринг баарец - 12, краеведение.

Погода спала, всего 30°C, и сегодня я решил размяться перед броском на Беэр-Шеву и обратно, запланированным на следующую неделю. Там всего 90 км в два конца, но нужно было вкатится в местные реалии. Сейчас я, похоже, окончательно акклиматизировался, можно приступать к тренировкам.

План был двигать до Эшколя, оттуда в сторону Нетивота и обрато через Урим, но на повороте на 232-ую, я поехал не на север, а на юг. Это не было ошибкой. Указатели на Рафиах манили меня с первого дня. Мне нужно было увидеть ту сторону, хотя бы издали. Увидеть место, откуда стреляют. Сейчас по Египту, но взрывается так, что нам слышно. Весь израильский милитаризм кажется игрой в солдатики, если не видеть ту сторону.

Дорога пустая - йом шиши, никто никуда не едет. Пару раз меня обганяли хаммеры с солдатами, снаряженными к делу, машины радиоразведки и еще что-то бронированное, мне не известное. Вдоль дороги обычные сельские пасторали. Никаких млекопитающих по обочинам, зато ящерицы большие и черные, ни разу не похожие на обычных этих средиземноморских. Бугенвилии, сады и прочее тянуться до самой границы, которая там трехсторонняя: Израиль, Газа (да-да я в курсе, что это тоже нашинское) и Египет. Дальше стоп. Танк на позиции, рядом тент под которым, стол стулья, гамак - экипаж готов, но не под броней. Впереди метров 200 отнюдь не КСП, а какой-то помойки, дальше колючка и все. Насколько можно разглядеть — ничего нет. Где-то в нескольких километрах бойцы ИГ берут в плен бойцов ХАМАС. А здесь кактусовая ферма.

Вдоль забора с Газой висят воздушные шары - аэростаты наблюдения. Земля, огороженная и просматриваемая с воздуха, это что-то вовсе пост-апокалиптического свойства.
Обратно возвращался той же дорогой, не хотелось заботиться о воде. (Почти цитирую «Записки…» Г.Ю. Цезаря: «В первую очередь, он озаботился продовольственным делом…»)
На шоссе очень много вчерашней живности. Местная фауна бегает через дорогу, посему дохлые ежики, котики, собачки, лисички и мышки - штатное явление. Штука на км. По жаре они разлагаются и воняют. Это – запах смерти. Вспоминаю, как его описывала Пилар у Хэмингуэя, и думаю, что здесь в Негеве он очень уместен. Смерть пустыне к лицу, хотя бы и бывшей:) Осознание её присутствия рождает и фатализм, и оптимизм разом.
мечтательный

Про пошлое и мертвых животных

Я мучительно, безудержно люблю снимать красиво. Отсюда и съемки индустриальных ландшафтов, дворов-колодцев, «третьей линии» исторического центра, – всего того, что москвичи и понаехавшие называют «питерскими помойками». Потому, что красиво снимая красивое, отчаянно рискуешь свалиться в глубокую пошлятину.

Тотальное потреблядство современников, что соотечественников, что прочих иных, в сочетании с имадженеризмом гаджеттофагов, плодит обильное предложение «красивого». «Имиджингеры» (© В. Нескоромный) даже не понимают того, что снимая красивый пейзаж, и публикуя его в социальных сетях и блогах, они крадут у Бога. Крадут, и сбывают краденное за «лайки».

«Выстрел» (shot) фотокамеры метафизически убивает объект съемки. Фотограф как-бы стирает фрагмент реальности, перемещая его в пространство кадра (Н. Подольский). Таким образом, вопрос художественности – это вопрос легитимности снимка: соавтор ли ты Создателю, или вор? Имеешь ли ты право «убивать» фотографируя, или нет?

Помни, фотограф, каждый красивый пейзаж – спижжен, каждый залайканный котик – убит.