?

Log in

No account? Create an account
חקלאי זה גזע

Vestri tergum est albus

Метки на ракорде

Entries by category: работа

Оптом с ФБ.
חקלאי זה גזע
agnostus

Что-то нет у меня настоящих текстов для ЖЖ. Все каким-то твитом и морзяночкой.

"Флаг над Иводзимой" или Куки приглядывает за всеми. Куки справа.
"Флаг над Иводзимой" или Куки приглядывает за всеми. Куки справа.

1* Вчера подъезжаю к суперу прикупить чего к шабату. На входе в магазин меня атакует тетенька, с виду русская, но на иврите говорит без очевидного акцента. Сует мне увесистый том, и сообщает, что это очень нужная книга, особенно в нашем небезопасном районе, нужно, чтоб была в каждом доме. Том великоват для телефонного справочника, на обложке ничего не написано, какие-то узорчики, издано солидно.
Мне вроде как ни к чему, я любезно отказываюсь, говорю, что мне достаточно телефона с приложением командования службы тыла. Она напирает — это вообще не про то, просто если эта книга в доме, то будет и удача, и т.д. Я говорю, что не умею читать. Она заявляет, что и не надо, нужно только держать книгу в доме, и будет мне счастье. Ну нет, отвечаю, так это не работает, а вдруг я открою дверь Сатане? Тетка чует, что со мной трудно и отваливает.
Мальчик в кипе, который рядом продает цветы, катается со смеху, это, мол, ты здорово придумал, что читать не умеешь, надо было и мне так сказать, а то еле отбился от нее. Я замечаю, что действительно очень плохо читаю на иврите. А он говорит: книжка-то на английском.

Read more...Collapse )

Этнопроизводственное
חקלאי זה גזע
agnostus
Серега
Серега

При всей своей рукастости, большинство моих коллег не блещет образованием, или широтой кругозора. Так, например, связь между током, скоростью подачи проволоки и толщиной стали для них не очевидна. Поэтому все варят автоматическими цифровыми машинами Fronius, где можно выбрать один из параметров, например толщину стали, а все остальное подстраивается само. Я же сражаюсь с древним, но «теплым ламповым» аппаратом с тремя ручками наводки и скверным характером.

При этом все неимоверно гордятся своими трудовыми навыками. Так сегодня, пока я менял проволоку, толпа собралась вокруг моего KempoWeld и стала обсуждать некоего Валида, по мнению собравшихся, великого чемпиона по работе с такими машинами. Я с ним работал в Цеэлиме. Приятный парень, и действительно клал красивый шов. Только, если он переходил с толстой стали на тонкую, он не менял настроек машины, а просто начинал шуршать ручками пропорционально быстрее. И у него даже получалось. Хотя качество провара, конечно, оставляло желать.

Или в обед пытался объяснить Хасану Маленькому правило рычага. Мужик пытался выправить поплывшую конструкцию трубным ключом, прикладывая усилие на коротком плече – максимально близко к сварочному шву – виновнику всей проблемы. С его слоновьей силой он почти преуспел, но не в полной мере, и уже собирался греть всю дуру автогеном и бить кувалдой, когда я тем же ключом но в четверть метре от его точки опоры таки натянул презерватив на глобус без очевидного напряжения.

Read more...Collapse )

Производительность труда
חקלאי זה גזע
agnostus
Хасан Маленький варит раму комбайна
Хасан Маленький варит раму комбайна

Сдавая раму комбайна заказчику, невольно дал мастер-класс всея конторе. 

В израильской традиции взаимодействия заказчик-исполнитель принято с замечаниями не соглашаться. Напротив, полагается отрицать все претензии с кибальчишеской стойкостью, называть черное белым, пучить глаза и божиться на ближнюю синагогу.

Я же исполнил почти полный русский обряд, разве что минус пол литры. И кофе с заешками подавал, и о погоде-политике-культуре-производстве собеседовал, и любую документацию на стол по первому намеку. И при любом намеке на недочет спрашивал, а что-ж барин воистину хотел, и мы уж тут и лоб расшибем, ладошки сотрем исправляючи, но так ли это критично? И скромно, по-скандинавски, спрашивал, не находит ли уважаемый, что этот шов не из худших, да и сборка не самая криворукая.

В итоге сошлись на том, что нужно заварить технологические пазы, и прилепить пару плат, которые просто забыли. Ну и по уходе контролера, я нашел один непроваренный уголок.

Когда Хагай увидел список исправлений, он был искренне поражен его ничтожностью.

Ну вот сижу, дышу, наслаждаюсь моментом. Подходит Арнон Лифшиц – самый главный босс, и спрашивает:

- Дима, а что нужно, чтоб делать не одну раму две недели, а три рамы за тот же срок?

Read more...Collapse )

Оптом с ФБ
חקלאי זה גזע
agnostus
Хагай за токарным станком.
Хагай за токарным станком.

* Хагай говорит, что у него номерок к зубному. К какому, спрашиваю, из докторов? А он мне: да я не запоминаю имен этих русских. И тут меня что-то разобрало. "Русские", говорю придумали и сделали эту страну. От Жаботинского до Трумпельдора, от Бялика до мамы Рафуля. А тут банда марокканцев и очучхевших от пустопорожнего снобизма сабаров не может запомнить имена докторов, которые им бивни вставляют.
Начальство некисло охуело. Ты, говорит, только не волнуйся. Да я и не божежьмой.

Read more...Collapse )

Никто не в ответе за белую суку
חקלאי זה גזע
agnostus

Она досталась нам в нагрузку к манископу JCB. Смена экипажей была назначена на девять у верблюжьей фермы. Кибуцники, которые работали на нем утром, двигались колонной: два тендера спереди, за ними трактор. Я засек их около Тель-Фара, в наших местах далеко видно. За трактором бежала белая, недавно ощенившаяся, сильно запущенная сука, той породы, которой бедуины пасут овец.
Когда мы подъехали она, тяжело дыша, лежала под задним колесом. Я забрал ключи, проверил масло и солярку, завел трактор, и уже сдавая назад, подумал: а убралась ли уже глупая псина? Потом увидел ее бегущей за задним тендером в сторону Гвулота и успокоился.
Мы выехали в поле, еще не засеянное, но вспаханное – борозды проведены по песку, как если бы по гигантской линейке – идеально ровно, даже не борозды, а что-то вроде трапециевидных в сечении, высоких грядок. И ведя трактор вдоль лейки я заметил в правое зеркало несущуюся за мной по песку собаку. Она бежала сквозь облако песчаной пыли, будто трактор — это её неразумный щенок, которого она на секунду оставила без присмотра, и вот — уже пора спасать.
Я развернулся перпендикулярно лейке, и медленно покатился к ней, переваливаясь по междурядьям, и стараясь не уронить с палетты, нанизанной на зубы подъемника, ящик с инструментом и запчастями. Встал на ручник, и маневрируя лишь телескопической клешней, поднял Филиппа к точке работы. Заглушил мотор, огляделся, но собаки не увидел. Свернул сигарету, и спустился с трактора перекурить и заодно перегнать «Тойоту» подальше, чтоб не задеть её при следующем маневре. Собака лежала под трактором, тяжело дыша, и отплевываясь от песка.
Весь день она ходила за трактором, как пристегнутая. Когда мы уезжали обедать, она было дернулась за тендером, но потом, увидев, что трактор стоит под лейкой, вернулась к нему.
Когда мы закончили работу, она еле дышала от жары и пыли, и я налил ей остатки воды в крышку от электромотора лейки, все равно еще с ней не закончили, и погнал трактор в гараж. Она даже не обратила внимания на уезжающего на тендере в другую сторону Филиппа, а, не долакав воду, рванула за мной. Пока я небыстро выбирался из полей на проселок, она буквально висела у меня на колесе, но на асфальте стала отставать. Я специально ехал на полном газу, чтобы отделаться от нее до того, как выеду на шоссе.
На шоссе я выехал один, и через несколько минут уже парковал трактор в Гвулоте без собачьего эскорта. Дождался Филиппа, и мы тронулись на базу. Между делом он сказал, что видел её, перебирающейся через шоссе. То есть она была на своем собственном пути к гаражу. В кибуцах не бывает бесхозных, неухоженных собак, у тайцев тоже. Эту скорее всего бросили стоявшие тут летом, и недавно откочевавшие бедуины. Необъясненной оставалась и её любовь к трактору. Любовь, оказавшаяся сильнее жажды.